23.05.2022

Егор Сорин: «При подготовке Татьяны Сориной к Олимпийским играм в Пекине мы допустили ряд ошибок»

Егор Сорин: «При подготовке Татьяны Сориной к Олимпийским играм в Пекине мы допустили ряд ошибок»

На портале Metaratings.ru опубликовано интервью Татьяны Секридовой с тренером сборной России по лыжным гонкам Егором Сориным, в котором он рассказал, присвоили ли ему звание заслуженного тренера России, почему есть неудовлетворение от результатов Татьяны Сориной, была ли перебором длительная подготовка на высоте, что дал опыт тренировок с Терезой Йохауг,  будут ли с ним работать Глеб Ретивых и Сергей Устюгов, сколько нужно будет отдыхать спортсменам. Предлагаем интервью вниманию читателей «Л.С.»

«Даже не знаю, какая у меня на сегодняшний день тренерская квалификация»

– Сезон для ваших подопечных получился весьма успешным: есть медали Олимпиады –  «золото»  у Сориной и Степановой в лыжных гонках, «бронза» у Карима Халили в биатлоне. Помимо этого, были награды молодежного чемпионата мира у той же Степановой, а также Фалеевой, Филимонова и Горбунова. Поздравляем! Звание заслуженного тренера России вам уже присвоили?

– Честно говоря, по вопросу присвоения званий я пока ответом не владею. Присвоят – хорошо, не присвоят – может, когда-нибудь в другой раз это и произойдет. Не знаю почему, но как-то я спокоен в этом вопросе. Выполнение тренерской квалификации для меня не является каким-то важным событием, как это было во времена моей спортивной деятельности. Сначала я стремился выполнить норматив мастера спорта, потом – мастера спорта международного класса, но до заслуженного мастера спорта не дотянул. И, честно говоря, даже не знаю, какая у меня на сегодняшний день тренерская квалификация.

– Как вы сами оцениваете прошедший сезон?

– Он получился неоднозначным. Что касается моей группы, большая часть спортсменов поставленные задачи на этот сезон выполнила. Трое спортсменок (Сорина, Рыгалина и Степанова – прим. Metaratings.ru) смогли отобраться на Олимпиаду и, как минимум, им не должно быть стыдно за свой результат. Те, кто планировался на молодежное первенство мира, тоже свои задачи выполнили. На чемпионате России мои спортсмены тоже выглядели прилично. 

Однако определенный горький осадок все же остался. В первую очередь по результатам Татьяны Сориной, которой не удалось выиграть индивидуальную медаль из-за ряда факторов. Одной из причин я бы назвал подготовку к сезону, которая складывалась не лучшим образом. Не особо радует все, что происходило с ней в олимпийский сезон: это и травма плеча, ковид и ряд ошибок в тренировочном процессе, которые мы сами допустили. Самое большое разочарование, что не смогли с Татьяной войти в состояние спортивной формы, как в прошлом году на чемпионате мира.

– Татьяна в подготовке к этому сезону провела очень много времени на высоте в горах. Это оказалось оправданным? В своё время Нортуг испортил себе карьеру в заключительные сезоны и вынужден был просто завершить карьеру именно из-за перебора с высотной подготовкой.

– Да, действительно, мы в этом году строили подготовку с прицелом на Олимпиаду через горные тренировки. И в целом это было оправдано – Олимпиада проходила на приличной высоте в районе 1800 метров над уровнем моря. И Татьяна в Китае на этой высоте чувствовала себя достаточно комфортно. В то же время, в определённые периоды гор получилось слишком много, особенно в период непосредственной подготовки к Олимпиаде. Здесь я склонен считать, что мы немножко ошиблись. Нужно было после Тур де Ски как минимум неделю провести где-то на небольшой высоте, либо вообще на равнине.

– Один из сборов, который вы провели в Ливиньо параллельно с норвежской сборной по лыжным гонкам, тоже был на высоте 1800 метров над уровнем моря. Опыт тренировок с Йохауг, если оглядываться назад, пошёл на пользу или во вред?

– Как такового опыта тренировок с Йохауг сама Татьяна не получила. Это было больше интересно для моего тренерского опыта: посмотреть изнутри, как тренируются норвежские лыжницы, как тренируется та же Тереза. Поговорить с тренером, пообщаться с самой Йохауг. А Татьяне нужно было сменить рутинную индивидуальную подготовку, потому что большую часть времени в этом подготовительном сезоне Таня тренировалась одна. 

Даже когда находилась с группой на сборах, все равно она старалась тренировки проводить индивидуально – это уже специфика самой спортсменки: ей так удобнее и комфортнее. Эти несколько дней с норвежками стали для нее сменой обстановки и некоей эмоциональной подпиткой. С ними было повеселее.

«Устюгов не капризный, а свободолюбивый, такой он с ранних лет»

– Уже есть предварительные намётки: кто останется в вашей группе? Кто придёт к вам?

– Определённые наметки есть, но пока еще все находится в плане обсуждения. По поводу новых лыжников в моей группе тоже пока нет точного списка. Могу лишь точно сказать, что в группе останутся Анастасия Рыгалина, Екатерина Смирнова, Татьяна Сорина, Вероника Степанова, Анастасия Фалеева и Денис Филимонов.

– Вяльбе объявила, что к вам могут присоединиться Сергей Устюгов и Глеб Ретивых – как вы будете с ними работать? Будет ли в этом тренировочном процессе принимать участие Маркус Крамер?

– Да, есть предположение, что Глеб Ретивых будет тренироваться в моей группе, потому что у меня есть такой спортсмен, как Денис Филимонов, которой также больше тяготеет к спринтерским гонкам. Наверное, им друг с другом будет полезно и интересно потренироваться. Надеюсь, что и я смогу найти к Глебу подход и предложить какое-то решение для большего развития его спринтерских качеств. 

Я склонен считать, что и в силу возраста Глеба нам нет смысла грезить какими-то мечтами создать конкуренцию лучшим дистанционщикам мира. От Глеба мы ждем только медалей, а завоевывать их у него получается только в спринтерских дисциплинах в международных гонках. Конечно, мы будем продолжать и дистанционную подготовку, но с уклоном на спринт.

По поводу Сергея Устюгова пока не все так однозначно, потому что спортсмен хочет тренироваться по методике Маркуса Крамера. Хоть я и проработал несколько лет в группе Маркуса и как аналитик, и как второй тренер, за четыре года работы в своей группе мой подход к тренировочному процессу сильно изменился. Но, если мы говорим про централизованную подготовку Сергея, то реальнее всего это будет сделать у меня в группе. Подойдет ему эта подготовка или нет, мы должны будем обсудить с Маркусом. В этом вопросе мы с ним будем на связи, обменяемся тренировочными планами, все проанализируем.

Но окончательное решение, конечно же, будет принимать Сергей. В своем нынешнем статусе он сам может выбирать свой путь и ставить себе цели. Сергей Устюгов не тот спортсмен, которого надо в чем-то убеждать, заставлять, стимулировать или побуждать к чему-то насильно. Он сам решит и попросит какой-то помощи или поддержки. А мы, конечно же, ему не откажем.

– Вы же работали и с Сергеем, и с Глебом в группе Крамера?

– Да, с Глебом мы работали, по-моему, когда я был последний год в группе Крамера. Поэтому я с этим спортсменом хорошо знаком, знаю его сильные и слабые стороны, особенности его характера. Надеюсь, нам не будет сложно вместе работать. С Сергеем тоже работали в группе Маркуса.

– Правда ли, что Сергей капризный?

– Я с этим мнением категорически не согласен. Он не капризный. Он свободолюбивый. Это определение к нему больше подходит. Это может быть не по нраву некоторым тренерам, поэтому не в каждой группе он может готовиться. Он такой с ранних лет. Он не терпит, чтобы его заставлял или приказывали, если он в чем-то не уверен или сомневается. К нему нужен специальный подход в этом смысле, который в некотором роде получился у Маркуса. Но при этом он любит тренироваться, умеет тренироваться. Слушает и контролирует свой организм. 

Хотя, я считаю, что не всегда его интуиция бывает оправданной. И все же, те результаты, которых достиг Устюгов, прежде всего, его заслуга. Он достиг их сам за счет своего таланта, трудолюбия и умения тренироваться. При этом, кончено же, у Сергея есть слабые стороны, есть вещи, над которыми еще можно работать, несмотря на возраст. Хотя я не считаю его 30-летний возраст критичным. Это самый хороший возраст для прогрессирования, именно в этот период спортсмен в лыжных гонках раскрывается полностью. Особенно в дистанционных гонках. 

При правильной работе он может идти еще дальше к высоким результатам. Сергей сетовал на какие-то проблемы со здоровьем. Но я думаю, что при правильном отношении к своему образу жизни с этими проблемами можно смело справляться, и они перестанут быть проблемами.

«Не вижу смысла делать в апреле какой-то централизованный сбор»

– Какие работы над ошибками планируете сделать в будущем сезоне?

– Естественно, определённая работа над ошибками будет проделана. В то же время, мы будем подходить к новому сезону, как к началу нового олимпийского цикла. И с каждым спортсменом будем определять и понимать, за счет чего в предстоящем сезоне и в четырехлетии в целом будем добавлять и над чем будем работать.

– Предварительно: где думаете проводить подготовку по месяцам?

– В настоящий момент планируем почти все сборы проводить на территории РФ и в Белоруссии (в Раубичах). А по российским местам это точно будет Малиновка (Архангельская область), Тюмень, для горной подготовки будет Терскол – все базы, которые мы уже использовали, которые хорошо знаем.

По месяцам пока сказать затрудняюсь, все зависит от загрузки этих комплексов и условий, которые нам будут необходимы для подготовки. Предварительно первый сбор думаю провести на небольшой высоте: либо в Кисловодске, либо в Архызе. Затем сборы будет на равнинных базах до августа. Дальше традиционный высотный сбор думаю сделать в Терсколе.

– Лауру в сочинских горах вы не включаете? Татьяна в прошлом году там проводила сбор в июне индивидуально. Вам там не нравится?

– Лауру мы рассматриваем в этом году на октябрь. В принципе, там тоже можно готовиться. Но есть очень большие минусы в лыжероллерной трассе – она сложная и короткая. Для кроссовых тренировок тоже не самое лучшее место, потому что там очень тяжелый рельеф и бегать можно только вверх-вниз, а это нужно не во все подготовительные месяцы. Поэтому сборы аэробно-силовой направленности там очень сложно проводить. Да, Татьяна там была на индивидуальном сборе в июне прошлого года и получила после него определенные проблемы в самочувствии. Там очень сложно было контролировать интенсивность, и Таня из-за этого очень часто перебирала в нагрузке. 

И когда эта интенсивность наложилась на высокий объем, который мы делаем в этот период, случился перебор. Потом пришлось дольше восстанавливаться и, конечно же, немножко в дальнейшей подготовке вносить коррективы.

– Лыжную трубу в Кавголово тоже планируете?

– Да, планируем. Главное, чтобы у них не были запланированы на лето какие-то профилактические работы, как это случилось в ковидный период. Тунель планировали разморозить, и он был закрыт позапрошлым летом. В прошлом году мы в трубе сбор проводили. Есть еще такой момент, что в июле туда приезжает много туристов, которые бронируют места в отеле чуть ли не в январе. И спортсменам подчас мест там в летние месяцы уже не хватает. Но очень надеюсь, что в этом году мы все же сможем летом попасть на снег.

– На ваш взгляд: сколько тестирований на тредбане нужно сделать и сколько у вас получится? Я имею в виду лыжероллеры и бег с палками. Насколько тредбан в принципе необходим для подготовки? Или он нужен только для научных обследований спортсменов и контроля?

– Мы планируем провести тестирование группы на лыжероллерном тредбане, который установили в Олимпийском комитете России. Запланировал я четыре-пять таких обследований за подготовительный период. Сколько получится пока не знаю – зависит от возможностей спортсменов специально приезжать для этого в Москву в период межсборья. Надеюсь, как минимум три мы в этом году все же сделаем.

В тренировочном процессе тредбан тоже необходим. Но для этого он должен быть на какой-то из спортивных баз, чтобы использовать его во время сбора. Тредбан есть в Раубичах. Мы там планируем минимум один сбор. Надеюсь, у нас будет возможность использовать этот тредбан.

– Знаете ли вы про московский спортивный центр инновационных технологий, в котором есть ряд тренажёров с возможностью регулирования уровня гипоксии и моделирования рельефа для тренировок? В том числе есть бассейн с гипоксической дорожкой для плавания. Насколько это интересно для подготовки лыжников?

– Да, я знаю этот центр и специфику этих тренажеров. Но я не вижу смысла в использовании гипоксических тренировок, когда ты живешь на равнине. Мы для этого и ездим в город, чтобы постоянно находясь в условиях кислородной недостаточности провести определенный объем работы. Однако, как мы уже говорили, слишком большой объем в гипоксии тоже ни к чему хорошему не приводит. На равнине мы можем качественно выполнять более интенсивную работу с гораздо большей мощностью, что серьезно лимитируется в горных условиях.

– Машину в качестве приза за Олимпиаду ждёте?

– Пока по этому поводу никакой информации нет. (позже Фонд поддержки олимпийцев России сообщил, что автомобили будут заменены на денежные гранты – прим. Metaratings.ru)

– А призовые от FIS Татьяна успела получить или они зависли? Раньше ведь FIS выплачивал их спортсменам в конце сезона.

– Татьяна получила призовые, которые были положены за гонки до Олимпиады. А после Игр их было не особо много. FIS готов их выплатить. Есть вопрос перевода этих денег: в какой банк и на какой счет?

– Закатку где-то планируете с группой? Или уже пора в тёплые края на острова?

– Вопрос закатки для меня всегда был сугубо индивидуальным и абсолютно добровольным. Если спортсмен сам хочет еще покататься, посоревноваться, поучаствовать в марафонах – я не возражаю. Он сам выбирает, где и сколько. Кто-то поедет в Ханты-Мансийск на марафон, кто-то в Апатиты, в Кировск, на Камчатку со своими региональными командами или полностью самостоятельно. 

Не вижу смысла делать в апреле какой-то централизованный сбор. Особенно со взрослыми спортсменами, которым элементарно нужно побыть с семьей, сменить обстановку и окружение. Мы ведь с мая и по март включительно все время проводим внутри команды. И на самом деле устаем друг от друга. Кому-то хочется закатиться, а кому-то укатить на море и в теплые края…

Единственное, чем раньше спортсмен заканчивает сезон, тем раньше ему нужно снова начинать двигаться и придерживаться какого-то тренировочного плана. Отдых (причем не пассивный) должен быть не больше двух-трех недель, когда спортсмен может себе позволить тренироваться в некоем свободном режиме после окончания сезона

– Ну и заключительный вопрос про вашего подопечного биатлониста Карима Халили. Продолжит ли он с вами готовиться?

– Карим в этом году готовился полностью по планам Юрия Михайловича Каминского и Артема Истомина в составе сборной команды России. А я участвовал в его подготовке только лишь как личный тренер, как консультант в какие-то периоды. Но, в принципе, у него был общий план подготовки в национальной команде. Если какие-то небольшие корректировки и были в те периоды, когда он был со мной, все это тоже согласовывалось с Юрием Михайловичем и Артемом. Это было летом, когда Карим участвовал в соревнованиях в Европе и зимой на межсборье. 

В следующем году, я думаю, он будет также продолжать подготовку в национальной команде страны. Ну а я также продолжил бы сотрудничество с ним на позиции личного тренера. И если будет какая-то необходимость в составлении тренировочного плана, я посильную помощь ему тоже окажу.


Источник