26.05.2022

Елена Вяльбе: «Называют меня Бабой-ягой — и пусть. Вообще не парюсь»

Елена Вяльбе: «Называют меня Бабой-ягой — и пусть. Вообще не парюсь»

Лыжи — один из ключевых видов программы зимних Игр. А президент ФЛГР трехкратная олимпийская чемпионка Вяльбе — одна из самых авторитетных и узнаваемых лыжниц в истории. Накануне вылета в Китай она поделилась своими ожиданиями от главного турнира четырехлетия.

— Оба посленовогодних этапа Кубка мира в лыжах не состоялись. Насколько это повлияло на подготовку к Олимпиаде?

— Абсолютно ничего хорошего в этом не было, но отменились старты не только для российских лыжников, а вообще для всех. И многим пришлось заметно корректировать подготовку. Мы остались в Европе, искали варианты: кто-то бегал контрольные гонки, кто-то участвовал в соревнованиях.

Хотя в целом ситуация странная. У нас из-за коронавируса отменили этапы в Планице, а в другом словенском городе — Поклюке — почему-то проходили старты биатлонистов. Не совсем понятно, почему лыжи так бортанули.

— Месяц без соревновательной практики — это критично?

— Большая часть наших олимпийцев участвовала в «Тур де Ски», поэтому возможность нормально потренироваться — тоже хорошо. А для тех, у кого была необходимость простартовок, мы изыскивали варианты. Как и все остальные.

Самая загадочная Олимпиада в истории

— По части условий эта Олимпиада будет самой загадочной в истории?

— Безусловно. Хотя бы в силу того, что на стадионах никого не было. Какая-то информация только со слов других. И я впервые сталкиваюсь с тем, что даже не все смогут проживать в Олимпийской деревне. Большая часть персонала останется за ее пределами.

— Серьезно?

— Да. На 16 спортсменов положено только восемь мест для обслуживающего персонала. Мы отдали их медикам, массажистам, биохимикам. Тренеры разместятся в 35 минутах езды.

— Сложные погодные условия настораживают? Обещают какую-то жуть.

— Успокаивает одно: для всех все одинаково. На нас ветер не станет дуть сильнее, чем на соперников. И снег не будет скользить хуже только у российских спортсменов.

— Ожидаются страшные морозы — есть мнение, что это нам на руку. Потому что чем хуже условия, тем сильнее мобилизуется русский атлет.

— Будем надеяться на это. Но в морозах я не уверена. Перед Пхенчханом тоже пугали страшными ветрами, а по факту в Корее оказалась хорошая зима. Так что как оно получится в Пекине, узнаем только на месте.

Лыжников на церемонии открытия не будет

— Тесты на ковид спортсменам в ходе Игр предстоит сдавать каждый день. Напрягает эта неизвестность? Ведь от человека мало что зависит, поймать вирус может любой.

— Туда приедут все здоровые, и я надеюсь, что в этот «пузырь» ничего не попадет. Другое дело, что общение и контакты свести к нулю нельзя хотя бы из-за того, что питаться все будут в большой Олимпийской деревне. Понимаю тех, кто напуган. Тем более что новый штамм (омикрон. — Прим. В.И.) как-то жутко быстро распространяется. Но в который раз повторю: условия для всех одинаковые. И переживать раньше времени бессмысленно.

— В Токио из-за строгих ограничений не поехал ряд руководителей наших летних федераций. Вы в Пекин летите?

— Конечно! А вы предлагаете сидеть дома в комфортных условиях? Каждая Олимпиада — очередная война. А какая может быть война без руководителя? Это неправильно. Еду в Китай, и это даже не обсуждается. Какими бы тяжелыми условия там ни были.

— Жить станете с тренерами?

— Я отправляюсь от FIS. Скорее всего, с командой получится только дистанционное общение — рация, скайп. Но сборная все равно должна знать, что я рядом. Да и еще посмотрим. В Корее тоже думали, что не увидимся, а в итоге все было нормально.

— Олимпиада — это все-таки праздник или война?

— Военный праздник. Парад. (Смеется.) Нет, я хочу, чтобы спортсмены ощущали и праздник. Безусловно. Это ведь грандиозное мероприятие, самое важное для любого атлета.

— Если кто-то из лыжников попросится на церемонию открытия…

— Исключено. Если кто-то пойдет, то ближайшим рейсом полетит обратно. Во-первых, это далеко — открытие в Пекине, а мы в 150 километрах от города, в горах. Во-вторых, на следующий день половина команды выйдет на гонку. Зачем себя насиловать? Тем более открытие покажут по ТВ — там все видно еще лучше.

— А если кому-то предложат нести флаг?

— Мы не носим флаг. Верим в Бога, но и в какие-то приметы — тоже.

Ассоциации

— О прогнозах говорить бессмысленно. Давайте попробуем кое-что другое: я буду называть фамилии главных действующих лиц, а вы — первую ассоциацию.

— Давайте попробуем.

— Большунов.

— Русский медведь.

— Ступак.

— Русская красавица.

— Устюгов.

— Для меня он все-таки остался Лосенком.

— Непряева.

— Царевна Несмеяна.

— Бородавко.

— Какой-то Кощей Бессмертный. (Смеется.)

— Степанова.

— Юная пиарщица. Но в хорошем смысле. Она живет в ногу со временем.

— Терентьев.

— Для меня он просто красавчик. Обаяшка.

— Крамер.

— Обрусевший немец. За эти годы он многому у нас научился.

— Спицов.

— Наша улыбка! Позитив! И очень хочу, чтобы он обрел уверенность. Ему ее не всегда хватает.

— Вяльбе.

— Ой, да называют Бабой-ягой, ну пусть ею и останусь. Вообще не парюсь. Тем более в душе я — белая и пушистая.

Каждые Игры — это седые волосы

— Вам предстоит третья Олимпиада в роли президента ФЛГР и каждая — сумасшедшая. Сочи-2014 — безумное давление, домашние Игры. Пхенчхан-2018 — мучительные суды и скандалы с недопусками. Пекин-2022 — страшные ковидные ограничения. Насколько сильно по вам бьет каждый такой турнир?

— Знаете, вся жизнь — борьба. Когда приходила сюда работать, то не думала, что где-то придется легко. Тем более на Олимпиадах. Ответственность, волнение и трудности — сопутствующие факторы. Но ни будучи спортсменкой, ни сейчас не жду манны небесной. Готова трудиться на результат 24/7.

И не думаю, что в Италии-2026 все сложится легко и красочно — мы будем гулять под солнышком, наслаждаясь жизнью. Олимпиада — это всегда непросто, но ради этого старта раз в четыре года мы, по сути, и работаем. Да, каждые Игры — это седые волосы. Но я покрашусь, ничего страшного.

Источник: «Спорт Экспресс»


Источник