12.08.2022

«Грумант» 2006 наоборот. Небольшое послесловие к вчерашней отчётно-выборной конференции СБР.

«Грумант» 2006 наоборот. Небольшое послесловие к вчерашней отчётно-выборной конференции СБР.

…Первое удивление – в зал пустили журналистов. Мой опыт последних трёх десятилетий говорит о том, что, если предстоят гладкие, безальтернативные выборы, журналистов в зал всегда пускают. Если же прогнозируется борьба кандидатов, находящийся у власти руководитель, как правило, всегда находит повод журналистов в зал не пустить. Имея в виду предстоящую довольно бескомпромиссную борьбу между В.Майгуровым и А.Нуждовым, можно было предположить, что в 2022 году на отчётно-выборной конференции СБР журналисты будут ждать итогов этой самой конференции в «предбаннике». Майгуров решил иначе, и это не может не вызывать уважения.

«Грумант» 2006

И всё-таки, хочешь-не хочешь, а отчётно-выборная конференция СБР 2006 года вспоминалась в этот день не единожды… Помните, как 16 лет назад Александр Иванович Тихонов обложил гостиницу «Грумант» многослойными кордонами? Мало того, что корреспондентов не пустили в зал, так в «Груманте» была аннулирована бронь на заранее забронированные и уже оплаченные участниками конференции из числа оппозиции Александру Ивановичу номера. Накануне конференции в «Груманте» А.Тихонов организовал роскошный банкет, где среди сторонников действующего президента и лояльных А.Тихонову журналистов рекою лилась водка, разливаемая из бутылок с изображением четырёхкратного олимпийского чемпиона, плясали и пели цыгане вместе с дрессированным медведем, в то время как представители оппозиции и не очень любезные сердцу Александра Ивановича представители СМИ были вынуждены искать себе жильё в ближайших посёлках и дожидаться, когда их пустят на территорию «Груманта», превратившуюся в эти дни в осаждённую крепость.

Впрочем, главным ноу-хау 2006 года стали всё-таки не цыгане, водка, банкет и делегаты, поделенные на своих и чужих, а наделение голосами в нарушение тогдашнего Устава СБР членов Исполкома СБР. В 2006 году эта маленькая «шалость» позволила А.Тихонову без труда склонить чашу весов в свою пользу и выиграть выборы.

История повторяется?

И вот, представьте себе, в 2022 году в Москве история повторяется, только с точностью до наоборот. Кто-то (очень хочется понять, кто именно) на этот раз решил членов Правления этого права голоса лишить. Если верить кандидату в президенты СБР А.Нуждову, весьма эмоционально прореагировавшему на этот факт, в действующем Уставе прямо и недвусмысленно говорится о том, что члены Правления СБР обладают точно таким же правом голоса, как и представители регионов, и они на равных должны быть допущены к голосованию («Л.С.»: мы глянули — в действующем Уставе СБР написано: «На конференции СБР с правом голоса вправе присутствовать президент СБР, члены Правления СБР»). На что юрист СБР сослалась на нормы Гражданского кодекса РФ, каким-то образом препятствующие этому. А Нуждов всё удивлялся:

— Мы живём с вами по этому Уставу, этот Устав утверждён Министерством юстиции РФ в 2018 году, для нас с вами это – действующий закон, как вы можете его отменить?»

Но… Вопрос был поставлен на голосование. В итоге получилось так, что члены СБР, наделенные Уставом правом голоса (представители регионов), проголосовали за то, чтобы другие члены СБР, точно так же наделённые тем же Уставом правом голоса (члены правления СБР), этого голоса были лишены.

Собственно, вот тут можно было бы написать, что этот маленький нюанс и задал весь тон дальнейшей конференции – впоследствии по любым спорным вопросам конференция, ведомая опытной рукой юриста ОКР Льва Степанова, всегда достигала необходимых действующему руководству Союза результатов голосования — но это будет неправдой. На мой взгляд, судьба конференции была определена даже не в первые её минуты, а, если хотите, в первые секунды, когда Виктор Майгуров в качестве ведущего конференции предложил на безальтернативной основе кандидатуру этого самого юриста ОКР Льва Степанова. Представители оппозиции выдвинули свою кандидатуру – делегата от Мурманской области В.Страхова. Проголосовали (напомню, без членов Правления), и голоса разложились, если я не ошибаюсь, 24 за Степанова против 23 за Страхова. Подозреваю, что вот этот результат (24/23) более или менее точно как раз и отражает расклад сил в сегодняшнем СБР, да и то, с оглядкой на то, что голосование было открытым. А далее, когда в президиум помимо В.Майгурова поднялись юрист ОКР Лев Степанов и директор департамента высших достижений Минспорта РФ Алексей Дроздов, конференции (во всяком случае колеблющимся её участникам) было дано совершенно точное понимание, куда нужно двигаться и каким образом голосовать.

Действующий президент СБР Виктор Майгуров с руководителем департамента высших достижений Минспорта РФ Алексеем Дроздовым.
Действующий президент СБР Виктор Майгуров с руководителем департамента высших достижений Минспорта РФ Алексеем Дроздовым.

Отчёт контрольно-ревизионной комиссии

С этим отчётом получилась какая-то детективная история. Накануне конференции в Генпрокуратуру РФ поступили две жалобы с просьбой проверить финансовую деятельность СБР. Основные претензии, понятное дело, были адресованы В.Майгурову. Сам президент СБР обвинения отверг, заявив, что авторам жалобы он готов ответить встречным иском. Однако странным образом подача этих исков совпала с тем, что КРК в преддверии конференции то ли рассосалась, то ли самораспустилась… Было лишь озвучено письмо за подписью одного из членов КРК о том, что КРК не смогла подготовить необходимый отчёт. Опять-таки, у сторонников А.Нуждова это вызвало массу вопросов, сторонников В.Майгурова тут ничего не удивило.

Отчёт Совета СБР

Председатель Совета СБР Александр Еслев на конференции всё рвался озвучить позицию Совета СБР по тем или иным актуальным вопросам. Виктор Майгуров заметил ему, что последнее заседание Совета СБР было нелегитимным, поскольку на нём не собрался необходимый кворум и озвучивать Еслеву, по большому счёту, нечего. Александр Иванович возражал, что два человека из состава Совета СБР за это время по факту убыли: один умер, другой попал в места не столь отдалённые, да и сам Майгуров, будучи Президентом СБР, обладал правами члена СБР, поэтому, по мнению Еслева, на последнем Совете СБР кворум как раз-таки был, и Совету есть что сказать конференции, но голос этот большинством так и не был услышан, и что именно хотел сообщить делегатам Александр Иванович, так и осталось неизвестным.

Комиссия по подготовке конференции без председателя этой комиссии

Татьяна Петровна Аникеева посчитала необходимым донести до сведения конференции, что комиссия по подготовке конференции каким-то загадочным образом смогла собраться буквально за считанные дни до конференции без неё, председателя этой комиссии, её (Аникееву) о факте своего сбора не уведомив. Получилось, что комиссия подготовила проект регламента конференции, проект списка делегатов (те самые мандаты), какие-то иные важные документы без участия председателя этой комиссии. И снова у большинства членов конференции этот факт не вызвал никаких вопросов.

Тайное/открытое голосование

Тут тоже не без странностей. С самого начала было понятно, что сторонники А.Нуждова ратуют за тайное голосование, мотивируя это тем, что В.Майгурова поддерживает Минспорта РФ, и колеблющиеся делегаты испытывают серьёзное давление (ссылка) со стороны Минспорта в том смысле, что их принуждают голосовать за В.Майгурова под угрозой лишения бюджетов и пр.. Точно так же было понятно, что сторонники В.Майгурова ратуют за открытое голосование («нам ни от кого ничего скрывать не нужно»). Опять-таки было очевидно, что конференция, ведомая опытной рукой Л.Степанова, проголосует «как надо», то есть за открытое голосование. Всё это было понятно. А непонятно было то, что с куда менее важными выборами членов Исполкома устроили как раз-таки тайное, по сути своей — рейтинговое голосование, убив на это полтора часа времени конференции. Было видно, что под конец дня все уже устали, что вопрос этот для делегатов не так уж и важен, и голосование по этому вопросу можно было без труда провести в открытом режиме минут за двадцать. Вот эта избирательность «тайности» и «открытости» по отношению к тем или иным вопросам как раз и удивила…

 Август 2022

Наверное, мы с вами вправе констатировать, что В.Майгуров оказался даже не без пяти минут, а без пяти секунд президентом СБР на следующие четыре года – вчера для победы квалифицированным большинством в 2/3 ему не хватило всего одного голоса. Вместе с тем, и пропорцию 24 на 23 голоса тоже не стоит забывать – понимающим людям она тоже кое о чём говорит.

Наверное, за эти два месяца многое ещё может произойти. Например, Виктор Майгуров может по каким-то причинам лишиться поддержки Минспорта и снять свою кандидатуру. А может снять свою кандидатуру и Алексей Нуждов, впечатлённый почти двукратным преимуществом соперника. Не исключено, что за эти два месяца появится ещё какая-то сильная кандидатура, способная отодвинуть на задний план обе эти фигуры. Одного лишь хочется пожелать будущим претендентам: ясных и понятных правил борьбы, конкурентности, открытости. Лично я благодарен Виктору Майгурову за интеллигентный тон общения с членами конференции, за то, что он обошёлся без водки со своим изображением на этикетке, без цыган с медведями, без блокады ОКР. Ещё быть чуть большей щепетильности, разборчивости, деликатности в методах борьбы… Понятно же, что запрос в Прокуратуру РФ может завершиться ничем, может оказаться всего лишь элементом предвыборной конкуренции, но Контрольно-ревизионная-то комиссия тут при чём, она куда испарилась? Понятно, что Александр Еслев готов был говорить на конференции какие-то не очень приятные Виктору Викторовичу вещи, но вряд ли так называемое отсутствие кворума (да и то, похоже, сильно притянутое за уши) должно было стать препятствием к озвучиванию позиции этого Совета на конференции. Понятно, что контроль за комиссией по подготовке конференции – это важный инструмент в борьбе с оппонентом, но вот так запросто «вычеркнуть» из этой комиссии председателя этого органа – это как?

Одно утешает – В.Майгуров и А.Нуждов, просовещавшись вдвоём более 40 минут, вышли к конференции с более или менее сбалансированным общим решением о том, как и куда Союзу биатлонистов России двигаться дальше, так что этот факт вселяет сдержанный оптимизм. Так что ждём августа, ждём окончания этой истории.

Виктор Майгуров вместе с Алексеем Нуждовым, просовещавшись вдвоём более 40 минут, вышли к конференции с более или менее сбалансированным общим решением о том, как и куда Союзу биатлонистов России двигаться дальше.
Виктор Майгуров вместе с Алексеем Нуждовым, просовещавшись вдвоём более 40 минут, вышли к конференции с более или менее сбалансированным общим решением о том, как и куда Союзу биатлонистов России двигаться дальше.

*   *   *

P.S.

Уже непосредственно перед публикацией решил глянуть, что пишут о конференции коллеги из других СМИ, и наткнулся на публикацию
Вячеслава Самбура и Натальи Марьянчик из sports.ru. Удивило (поразило!), что, оказывается, журналистов в зал в этот день всё-таки не пускали. При этом я свободно прошёл в зал, ни от кого не прячась, сидел в самом центре через два ряда после делегатов, многократно входил-выходил в зал/из зала, и никто ни на каком этапе меня не остановил.

Вот вам два фрагмента из интервью Вячеслава и Натальи:

С А.Нуждовым:

– Как смотрите, чтобы на следующую конференцию пустить прессу?

– Я и на эту смотрел: давайте, чем больше народу, тем веселее. Особенно чтобы была пресса. Комиссия по организации против.

С В.Майгуровым:

– Нуждов считает, что на следующую конференцию стоит пустить прессу и сделать ее открытой. Вы – за?

– Я не считаю, что мы должны вести конференцию онлайн. Хотя мне тут недавно предложили продать права на трансляцию за какие-нибудь приличные деньги. Ну, когда нам совсем будет нечего есть, можем об этом поговорить. Пока – все-таки нет.

*   *   *

Виктор Викторович, заметку переписывать не буду, но свои в ваш адрес комплименты отзываю – в смысле открытости вы оказались, похоже, верным продолжателем традиций Александра Ивановича. Увы…


Источник