26.05.2022

Иван Черезов: «Если бы не падение в Остерсунде…»

Иван Черезов: "Если бы не падение в Остерсунде..."
Лина ХОЛИНА, «Спорт-Экспресс»
В субботу в австрийском Хохфильцене норвежец Оле-Эйнар Бьорндален выиграл гонку преследования, а следом за ним финишировали россияне Дмитрий Ярошенко и Иван Черезов. Таким образом, во всех пяти индивидуальных гонках этого сезона 26-летний Черезов вошел в число 15 лучших и теперь занимает 4-е место в общем зачете. После субботней гонки корреспондент «СЭ» Лина ХОЛИНА позвонила Ивану.
— В этом сезоне мужская часть сборной явно решила взять на себя бремя лидерства в команде: вы, Дмитрий Ярошенко, Сергей Рожков, Максим Чудов, Николай Круглов очень уверенно выступили на стартовых этапах Кубка мира…

— Большое спасибо Владимиру Аликину, Андрею Гербулову и всем остальным тренерам, которые с нами работают. Во многом благодаря им в команде сейчас хорошие, ровные отношения. Очень важно, когда между спортсменами и тренерами полное взаимное доверие. В таких условиях мы готовы беспрекословно слушаться наставников, много тренироваться, что является залогом стабильных выступлений.

— Позади пять личных кубковых гонок. Как оцениваете свои результаты?

— На первом этапе в Швеции было очень тяжело. Мы прилетели туда недели за полторы до старта, и самочувствие у меня поначалу было неважное. Возможно, это связано с тем, что во время тренировочного сбора в Ханты-Мансийске из-за ударивших морозов не удалось выполнить весь намеченный объем работы. Плюс усталость от переезда, от смены часовых поясом. В общем, мое физическое состояние было плачевным: руки, ноги не шевелились, казалось, сил совсем нет. Как выходить на старт, если есть опасение, что до финиша не доберешься…

— Да не может такого быть!

— Спортсмены более тонко чувствуют свое физическое состояние, постоянно прислушиваются к организму. Ближе к первой гонке на 20 км стал чувствовать себя получше, но отнюдь не идеально. Поэтому стартовал я, поставив перед собой задачу пройти ровно все пять кругов. Понимал, что, если побегу на пределе, могу не справиться со стрельбой, а ближе к финишу и вовсе «встать».

— Тем не менее вы стали лучшим из россиян, заняв 6-е место.

— Все благодаря тому что на четырех огневых рубежах не допустил ни одного промаха. Перед спринтом и гонкой преследования чувствовал, что набираю ход, да и физическое состояние было уже вполне боевое. Дала себя знать скоростная работа на «двадцатке», организм вошел в форму и стало полегче.

— Чем же тогда объясняете свой лишь 14-й результат в преследовании?

— Очень обидным падением. Трасса в Остерсунде была с ледяной основой и с ледяной же крошкой поверху. Вот в повороте я и поскользнулся. Была борьба, все шли на финиш, и, чтобы не столкнуться с соперниками, частенько приходилось выбирать обходные траектории. Из-за того падения я потерял столько времени… Расстроился, а потом подумал: ничего страшного, все еще впереди.

— Многие говорили, что переезд в расположенный в горах Хохфильцен может быть тяжелым.

— Обычно я трудно акклиматизируюсь на среднегорье, в первые дни часто бывает болезненное состояние: слабость, апатия. Однако на сей раз все прошло на удивление гладко.

— И в Австрии вы прибавили: в спринте стали 5-м, в преследовании завоевали бронзу. Последняя гонка, наверное, была особенно сложной из-за сильнейшего снегопада?

— Да, внезапно пошедший снег всех здорово озадачил. Ведь во время женской гонки, которая завершилась примерно за час до начала мужской, его и в помине не было. Мы стояли в стартовом городке и старались представить, как поведут себя на трассе лыжи — готовились-то они под совершенно другие погодные условия.

— Однако и вы, и Ярошенко, и Рожков, и остальные наши биатлонисты бежали просто здорово…

— Сослужила хорошую службу система подготовки к сезону. С приходом на пост старшего тренера Аликина тренировочный план в подготовительный период значительно поменялся. Для бега в тяжелую погоду, когда практически нет скольжения и передвижение идет исключительно за счет физической силы, нужна соответствующая тренировка, направленная на развитие выносливости. Вот мы и оказались физически готовы к борьбе в такой сложной ситуации.

— По ходу гонки вы то отыгрывали секунды, то теряли их из-за неточной стрельбы. Плюс вас преследовала целая группа соперников.

— На дистанции я стараюсь не обращать внимания на происходящее вокруг. У меня есть определенный курс, которого я и придерживаюсь. Но на трассе в Хохфильцене есть несколько мест с резкими разворотами, и ты волей-неволей замечаешь, что делается позади тебя. Я прекрасно видел, сколько у меня преследователей, и понимал, что, если допущу какую-то ошибку, меня моментально догонят и растопчут.

— А можно было убежать от этого каравана?

— Погода не позволяла. Снегопад был настолько сильным, что просто заваливал трассу. Перед нами с Димой Ярошенко шел только Бьорндален, и, значит, накатанной колеи не было. Мы, как и норвежец, шли по целине. В таких условиях легче было бежать тем, кто позади: им доставалась смесь старого снега со свежим, на которой скольжение гораздо лучше.

— Кстати, какое впечатление производит на вас потрясающая скорость Бьорндалена в первых гонках сезона?

— Есть объективные причины такого его выступления. Во-первых, тренировки, которые выводят на высокие скорости, он начал значительно раньше всех, так как готовился к старту на лыжном этапе Кубка мира. Он прекрасно знает, что сейчас на порядок сильнее всех на трассе, что позволяет ему спокойно чувствовать себя и на огневых рубежах. Во-вторых, многие ведущие биатлонисты в первых гонках сезона еще не готовы показывать свои лучшие скорости, отсюда и такой огромный разрыв. Но народ обязательно подтянется к Бьорндалену. Вспомните прошлые сезоны, когда поначалу норвежец тоже, как правило, у всех выигрывал, а со временем ситуация менялась. Я не говорю, что в январе все будут обыгрывать его ходом, но то, что будут конкурировать с ним, это точно.

Лина ХОЛИНА, «Спорт-Экспресс»


Источник