01.02.2023

Юрий Бородавко: «Юлия Ступак — рекордсмен по болезням и травмам»

Юрий Бородавко: «Юлия Ступак - рекордсмен по болезням и травмам»

Старший тренер сборной России по лыжным гонкам Юрий Бородавко рассказал РИА Новости Спорт о подготовке лидеров национальной команды Александра Большунова и Натальи Непряевой, приоткрыл завесу тайны в отношениях Натальи Непряевой и Александра Терентьева, а также поделился жестким мнением относительно политики международных спортивных организаций.

Всей командой переболели ковидом

— Как сборная подошла к первому снежному старту, все ли запланированные объемы успели выполнить?

— К сожалению, не все удалось выполнить. Прежде всего из-за того, что в этом году преследовали нас болезни достаточно часто. И приходилось это на самые ключевые месяцы — август и сентябрь, где мы планировали уже начать жесткие интервальные работы. У многих это не получилось сделать. Но сборы, которые были запланированы, мы провели. Да, были небольшие недочеты, как в августе в Приэльбрусье.

— Чем это можно объяснить, почему болезней было больше, чем обычно?

— В этом году мы находились на подготовке в России, было очень много переездов, много контактов, вокзалы, тот же Терскол, где большое количество отдыхающих. Была эпидемия, переболели практически все. Бывали часто дома, много контактировали с больными. Обычный человеческий фактор.

— COVID-19?

— Фактически все переболели ковидом в августе — сентябре. Достаточно серьезно. У Маши Истоминой температура не спадала две недели, а вся болезнь заняла больше трех недель, то есть без тренировок фактически месяц. Это тяжело.

— Во время разгара эпидемии было много разговоров — прививаться или не прививаться.

— На сегодняшний день, как показывает практика, это не всегда помогает, поскольку антитела у всех высокие, высокие титры, а люди все равно болеют. А когда такие высокие показатели, прививку ставить не рекомендуют. Иммунитет должен работать, а он не всегда срабатывает. Новые штаммы.

— Много сейчас разговоров о Большунове, есть какие-то подробности по его повреждению, прогнозы по восстановлению?

— На зарядке бежал, поскользнулся, упал, получил ушиб мягких тканей. Сделали МРТ, все чисто, но должно пройти время, чтобы травма прошла, а мышцы восстановились.

— По срокам это сколько?

— От недели до десяти дней.

— Он теперь в новой роли, роли отца. Как-то поменялось его поведение, как себя ощущает?

— Саша стал более открытым, много шутит, общается. В тренировках ничего не поменялось, все так же очень требовательный к себе. Единственное, стал более пристально следить за своим здоровьем. Он наслаждается отцовством, постоянно на связи с семьей, показывает фотографии, которые Аня присылает. Сейчас Аня с Евой приехали сюда, в Ханты-Мансийск.

— Из иностранных коллег кто-то его поздравлял?

— Думаю, что да. У него есть за рубежом хорошие друзья, которые, несмотря ни на что, дружбу эту не меняют на политику.

В Бахе борются два начала – человеческое и чиновничье

— Раз речь зашла о политике. Мы все до последнего надеялись, что FIS примет положительное решение по допуску россиян к стартам. В вас эта вера жила?

— У русских всегда надежда умирает последней. Но мы готовились к худшему, чтобы ситуация не застигла нас врасплох. Был сверстан календарь, по которому начинаем уже сейчас соревноваться, определены места проведения сборов. Все продумано. Вплоть до проведения альтернативного чемпионату мира — 2023 соревнования. В эти же сроки. Мы готовились к недопуску и морально, и физически. Думаю, что и спортсмены понимали все это.

— Где пройдет этот турнир?

— Изначально планировалось провести в Сочи, но «Газпром» отказал в проведении на лыжных трассах, а на биатлонных нет гомологации, нет различных кругов, где могли бы проводить как классические гонки, так и коньковые. Технически не можем провести соревнования в Сочи. Поэтому обратились в лыжный центр «Малиновка» в Архангельской области с просьбой взять эти соревнования. И губернатор, и владелец спортивного комплекса с радостью откликнулись.

— Главные старты сезона теперь какие?

— Вот эти альтернативные соревнования «Чемпионские высоты» и чемпионат России. Плюс в конце сезона финал Кубка России, который пройдет в Кировске Мурманской области, где нашим спонсором был выстроен лыжный стадион, трассы, освещение. Вполне вероятно, что на этом стадионе потом будут проходить и чемпионаты России, а может быть, даже и сборы.

— Возвращаясь к теме политики, вам не кажется странным, что глава МОК Томас Бах в одной и той же речи может сказать, что спортсмены не виноваты и не должны страдать, но в то же время призывать продлить отстранение России?

— Это говорит о том, что в человеке борются два начала — человеческое, он все-таки президент МОК и прекрасно понимает, что происходит в мире. И второй человек — это тот, на которого давят, которому приказывают и заставляют выполнять те или иные действия, которые ему внутренне противоречат. Из-за бойкота он не попал на Олимпиаду в Москву, так что прекрасно понимает эту ситуацию. Насколько короток век спортсмена. Видно, что в нем борются два начала: человеческие качества, которые все-таки не совсем согнулись, и то, что его давят. Но не хватает силы духа сказать, что не согласен с этой позицией.

— Какие прогнозы могли бы озвучить на будущее?

— Многое зависит от политической ситуации. Через спорт пытаются воздействовать на нас, это то направление, которое пропитано сильнейшей русофобией. Многое будет зависеть от того, как пройдут выборы в конгресс США, как будут меняться правительства в Евросоюзе, как они переживут зиму, насколько будут действенны выступления жителей ЕС. Много факторов. Мы можем только наблюдать, а сильнейшее лобби продолжает давление. Все больше компаний, которые держались и оставались в РФ, уходят. Ничего хорошего нам это не сулит. Если в экономике есть возможность развернуть наши рельсы с Запада на Восток, то в спорте, к сожалению, мы подчинены общественным организациям, которые находятся под МОК. Давление будет продолжаться, но может резко поменяться ситуация. Многие, кто выезжают в Европу, говорят, что местные жители доброжелательно относятся к россиянам, нет негодования и негатива, в спину бутылки не бросают. Политики и народ сегодня — две большие разницы. Очень многое будет зависеть от того, когда закончится конфликт и в какой форме. Но радужных ожиданий нет.

— К железному занавесу готовы, то есть.

— Нас опять подводят к железному занавесу, пытаются оградить со всех сторон, давление все усиливается, и думаю, что в спорте будет продолжаться.

— Санкции, как бумеранг, часто бьют по самой Европе. Ходят разговоры, что под угрозой срыва даже этапы Кубка мира из-за проблем с энергоресурсами. Действительно ли это так?

— Многое накручивается, как снежный ком. Но, насколько я знаю, снег уже заготовлен еще с прошлого года. Скорее всего, все старты состоятся. В Давосе том же уже разложили снег, и те этапы Кубка мира, которые должны пройти на искусственном снеге, — там заготовки проведены. Другое дело, что многие этапы проводятся в вечернее время, и подорожание электричества, гостиничного бизнеса может сыграть роль.

— Но отсутствие россиян вряд ли заставит кого-то бойкотировать соревнования.

— Думаю, что многие потирают руки. Не очень беспокоятся, что нет русских, им от этого только лучше, будут ближе к подиуму, получат больше призовых. Многие спортсмены высказываются исходя из собственной точки зрения, не вникая в политику, в то, из-за чего эта война. Только свои интересы, которые лежат на поверхности и касаются только их.

— Интересно, что та же норвежская федерация, которая чуть ли не громче всех призывала к наказаниям россиян, в итоге сама оказалась втянута в скандал после рассказа Терезы Йохауг. О том, что руководители пытались замять и скрыть от мира ее положительную допинг-пробу.

— Эта ситуация полностью не соответствует тому, что они привыкли декларировать: что у них нулевая толерантность к допингу. А наоборот: они знали про допинг, они покрывали допинг, они причастны к допингу. WADA должно начать расследование по этим вопросам, и как минимум все руководство норвежской федерации должно быть наказано за эти происшествия. Поскольку здесь налицо покрытие допинг-случаев. Пусть и задним числом. Если вы боретесь с допингом, то это должно быть для всех одинаково. То молчание, которое есть со стороны WADA, говорит либо о том, что они были вовлечены в этот процесс, либо о том, что среди всех равных есть более равные. И это только открытые случаи, но вполне вероятно, что есть и другие. Люди были в теме, люди все знали и покрывали, а за это есть определенная статья в кодексе WADA. Должна последовать дисквалификация, а если WADA не начнет расследование в адрес руководства норвежской федерации, это будет двуличием и явным реверансом в сторону норвежцев — им что-то можно, а другим нельзя. И ни о какой борьбе с допингом говорить не приходится.

Спортсмены – тонкие натуры, в отличие от Губерниева

— История с высказываниями британского лыжника Эндрю Масгрейва в поддержку россиян наделала немало шума, после чего Дмитрий Губерниев задавался вопросом, почему наши спортсмены молчат. Нужны ли, по вашему мнению, письма и заявления со стороны российских лыжников?

— Во-первых, это отнимает очень много энергии. Чтобы написать такое письмо, спортсмен берет на себя большую долю ответственности. Второе: после таких писем, как правило, очень много ответов, в том числе неприятных. Как со стороны иностранных болельщиков, так и со стороны российских. Что очень больно будет бить по самолюбию спортсменов. Что в конечном итоге станет психологическим стрессом. Сам Дмитрий очень устойчив к таким ситуациям, он фактически живет в этой среде, а спортсмены — тонкие натуры. И психологическое состояние для них очень важно. Равновесие, чтобы во время тренировок не думать о чем-то постороннем, а потом ночами не спать, потому что кто-то ему написал какие-то гадости. И понимания, что от этого что-то изменится, нет.

— Для такого есть спортивные функционеры.

— Да, наши политики и функционеры делают достаточно много заявлений, проводят много встреч, чтобы нас допустили. И слова спортсменов пройдут эхом, а возврат может к ним прийти негативный. Что скажется на психологическом состоянии. Голова будет забита политикой, что ни к чему хорошему не приведет.

— Еще одна тема, которая всех волнует. Деньги. Что, по вашему мнению, важнее — идея или финансы? Финансы, которые теряют россияне из-за отстранения.

— Думаю, что главное — это идея. Каждый спортсмен — очень самолюбивый человек, который тешит свое собственное эго. «Я лучший, я сильный, я самый сильный, я выиграю». Второе место — патриотизм. В конечном итоге это все воплощается в финансы, то есть сначала нужно сделать дело, не думая о деньгах, а потом придет джекпот — большой заработок. Если спортсмен будет думать только о деньгах, он никогда не сможет выйти на нужный уровень. Деньги для многих людей — предмет раздора. Если спортсмен думает только о деньгах, он начинает гореть. «Нужно больше, больше и больше», а в конечном итоге — негатив, нет достижения высот. Должно быть нечто большее в голове. Ради чего спортсмен бегает. Либо внутреннее эго, либо за Родину, за страну.

— Злые языки зачастую создают такой фон, что из-за отстранения нашим спортсменам чуть ли нечем питаться.

— Я бы посоветовал этим людям пообщаться с самими спортсменами и узнать, насколько они обеспечены. У нас в сборной команде наилучшая система подготовки, все занимаются только делом, тренируются, обеспечены зарплатами, им оплачивают переезды, проживание, питание. Находятся на 100% на государственном обеспечении, что позволяет им полностью отдаваться спорту. У нас обиженных нет, каждая территория поддерживает своих спортсменов. Не думаю, что у нас кто-то бедствует. Есть и спонсоры, которые выдают тренировочную форму, одежду. Спортсмены обеспечены всем, чтобы тренироваться и показывать высокие результаты.

— Вернемся к спортивной составляющей. Уже по спринту на контрольных стартах было ощущение, что есть Наталья Непряева, а все остальные позади. Это действительно так?

— На сегодняшний день у нас идет смена поколений, подрастают достаточно неплохие девчонки, и им нужно время, чтобы проявить себя, чтобы вырасти. Для этого и проводим все эти старты, надеемся на молодежь, что они смогут составить конкуренцию Наталье. Но таких, как Непряева, в мире единицы, в прошлом году она была лучшей лыжницей мира. Невозможно, проигрывая в прошлом сезоне минуту, в этом году ее обыгрывать. Это реально только при плохом состоянии самой Натальи. Хотелось бы, чтобы девчонки равнялись на нее. У Натальи тоже был не совсем гладкий путь. Тоже были проблемы, были периоды, когда вообще стоял вопрос о ее отчислении из сборной из-за отсутствия результатов. Надо уметь ждать, верить, видеть в спортсменах перспективу и стараться их раскрыть в будущем.

— Наталья впервые раскрыла подробности своей личной жизни, в соцсетях выложив фото с Александром Терентьевым. Вам как тренеру этих спортсменов не приходится сталкиваться с трудностями, связанными с таким деликатным вопросом?

— Они профессионалы и к тренировкам относятся достаточно серьезно. Если это хорошие чувства, то почему бы и нет? Я вижу их отношение друг к другу, поэтому принял такое решение, что они могут быть вместе, два любящих человека. Это нормально. Другое дело, чтобы это не мешало спорту, как многие думают. Но я вижу, что они очень профессионально относятся к работе.

— Кстати, как дела у Юлии Ступак?

— Я уже этой темы коснулся, темы здоровья. Юля у нас — рекордсмен по болезням и травмам, начиная с первого сбора. Сначала в Крыму повреждение, потом заболела в августе, в сентябре начала приходить в норму, а сейчас перед сбором у нее был очень серьезный грипп с высокой температурой, и только через 16-17 дней она сможет приступить к тренировкам. Мы не торопимся, не пытаемся ее в не до конца выздоровевшем состоянии заставить тренироваться. Придется терпеть, до главных стартов еще достаточно времени.


Источник