25.05.2022

Юрий Каминский: «Блистательно у нас пока не получается»

Юрий Каминский: «Блистательно у нас пока не получается»
Российские биатлонисты перестали сдаваться в ходе эстафет даже в тех случаях, когда оказываются на грани катастрофы.

Об этом в интервью RT заявил старший тренер команды Юрий Каминский.

По его словам, для выхода на качественно новый уровень необходимо более стабильно работать на огневых рубежах.

Специалист рассказал, как определялся с составом на командную гонку, объяснил, зачем хочет пригласить Антона Бабикова, и показал талисман, который носит на удачу.

— Насколько нервно вы пережили эстафетную гонку?

— Давно такого не было, честно говоря. Даже на чемпионате мира меньше нервничал. А здесь, в Хохфильцене, сам не знаю, как всё это пережил.

— Но ведь это всего лишь этап Кубка мира…

— Видимо, велики ожидания. Ходим вокруг да около, вроде совсем рядом с медалями. То одно подводит, то другое. Когда Вася Томшин начал стрелять на лёжке, я грешным делом подумать успел: вот продолжит он таким же образом — можем за золото с норвежцами поспорить.

— И тут Томшин ловит штрафной круг…

— Думаю, что на стойке небольшой психологический срыв с парнем произошёл. После этого, правда, я спокойнее себя почувствовал: нам оставалось только догонять, а это всегда проще.

— В вашей карьере старшего тренера это ведь не первый штрафной круг в эстафете?

— Увы, нет. В Антхольце в прошлом году Саша Логинов круг бежал, да и в Эстерсунде на прошлой неделе мы с кругом третьими стали. Всё повторяется. Причём в сравнении с Эстерсундом даже количество дополнительных патронов таким же оказалось: 1 + 9.

— Штрафной круг в эстафете для такой команды, как Россия, — это катастрофа?

— Скорее, большое разочарование. Просто ощущаешь его не сразу: в гонке мгновенно начинаешь прикидывать, что в этой ситуации можно предпринять, насколько велики отрывы, насколько реальна борьба.

— Получается, эта бронза — выступление выдающееся?

— Я бы назвал его солидным. Помните, как Суворов писал Багратиону? «Надлежит начинать солидно, а кончать блистательно». Но вот блистательно у нас пока не получается. Теоретически мы, наверное, могли бы побороться и за второе место, если бы Саша Логинов с Эдуардом Латыповым чисто отработали стойку, но с тремя дополнительными патронами у каждого рассчитывать на более высокое место уже не приходилось.

— На вашей памяти была хоть одна российская эстафета, завершённая без использования дополнительных патронов?

— Такого, по-моему, вообще никогда не случалось. С одним, помню, была. Вот только не вспомню, где именно.

— Здесь же, в Хохфильцене — в 2014-м. И ведь эстафету мы тоже здесь выигрывали на чемпионате мира. Сейчас, когда этап позади, можете объяснить, с чем были связаны ваши колебания по эстафетному составу?

— Много с чем. Мы прежде всего учитывали состояние спортсменов. Лично мне хотелось дать возможность тому же Кариму Халили отдохнуть, поэтому его кандидатура изначально не рассматривалась. Он тяжело бежал уже самую первую гонку, и грузить его тремя стартами подряд было бы совсем неправильно. Да и потом, нам всё равно придётся варьировать состав, пробовать разных людей. Ну нет у нас железобетонной четвёрки, способной бороться на Олимпиаде за золотые медали. Поэтому мы и продолжаем экспериментировать, смотрим, кто и как себя проявляет в условиях соревнований.

Понятно, что Норвегия, с которой нам придётся соперничать, это суперкоманда. Чтобы её победить в Пекине, всем без исключения придётся прыгнуть выше головы. И для меня как для тренера самая большая проблема заключается как раз в том, чтобы не ошибиться в расстановке. Поставить именно тех людей, которые в нужное время окажутся способны показать в эстафетной гонке свой максимум. И чтобы более опытные спортсмены не подвели, а поддержали молодых. Тогда шансы на успех у нас будут.

— Латыпов знал, что может оказаться в Хохфильцене вне эстафетного состава?

— Да. Накануне вечером я разговаривал с ним об этом.

— И какова была реакция?

— Абсолютно нормальной. Эдик сказал, что готов к любому тренерскому решению. Он в этом плане как солдат: приказали — выполнил.

— Не совсем поняла вашу фразу в отношении Антона Бабикова: неужели реально был вариант поставить его в эстафету?

— А в чём сложность? Антон находится в распоряжении второй сборной, а она сейчас базируется всего в 150 км от Хохфильцена. Два часа езды. Просто необходимости такой не было. Если бы гонку преследования ребята пробежали совсем плохо, тогда, возможно, мы бы задумались о ротации. Тем более что я постоянно созваниваюсь с Артёмом Истоминым, который ведёт резервную команду, в курсе состояния всех спортсменов. Собственно, вместе с Истоминым мы и решили, что нет смысла срывать Бабикова с подготовки и тем самым прерывать акклиматизационный процесс, возвращая его на один день на равнину.

— Белорусские тренеры рассказывали, что предпочли не ставить в эстафету Динару Алимбекову как раз по той причине, что в Хохфильцене её накрыла акклиматизация. Получается, здесь это распространённое явление?

— Мы тоже с этим столкнулись. В спринте наиболее сильно это ударило по Халили и Серохвостову, еле-еле справился с этим состоянием Латыпов, да и Логинов, насколько знаю, чувствовал себя не слишком уверенно в гонке преследования. По Томшину ничего не могу сказать.

— Василий признался, что не слишком комфортно чувствовал себя в первой гонке на подходе к рубежу.

— Мне сложно это комментировать. Как говорится, я в этой шкуре никогда не был.

— В целом вы довольны тем, как команда стартовала в новом сезоне?

— Доволен, что никто не сдаётся даже тогда, когда в эстафетах мы оказываемся на грани катастрофы. С другой стороны, пора уже делать следующий шаг, более стабильно проходить стрельбу. Тогда ребята реально станут конкурентоспособными. Хотя, возвращаясь к эстафете, если не считать Томшина, остальная тройка отработала на уровне норвежской. Да и Васю я не стал бы сильно ругать. Очень уж мне его лёжка понравилась. На самом деле я просил его на этом рубеже по возможности ускориться — уж больно Стурла Легрейд не любит, когда кто-то раньше него со стрельбы на дистанцию уходит. Возможно, кстати, что стрельба Томшина и норвежца выбила из колеи на первом рубеже.

— Что вам кажется правильнее в олимпийском сезоне — определиться с эстафетным составом как можно раньше и постараться максимально его накатать или попытаться просмотреть как можно больше претендентов?

— Надо исходить из тех возможностей, которыми мы располагаем. Была бы скамейка короткой, как в прошлом году, — это одно дело.

Ведь если вспомнить последний чемпионат мира, мы ставили в эстафету Халили от безысходности, выбирая между плохим вариантом и очень плохим. Понятно, что Карим сделал всё, на что был тогда способен, но отставание на его этапе было приличным.

Наше третье место не случилось бы, если бы не помогли французы. В этом сезоне картина изменилась: мы получили возможность попробовать в эстафете ребят, которые очень неплохо смотрятся в контактных гонках. Хотелось бы попробовать ещё и Бабикова.

— Не хотелось бы сглазить, но у всей вашей группы в этом сезоне как-то непривычно хорошо обстоит дело со скоростью.

— Ну а для чего же меня, по-вашему, приглашали в сборную?

— Какой-то фартовый предмет, без которого вы не выходите на гонки, у вас имеется?

— Сейчас, пороюсь по карманам. Вот (Вынимает из внутреннего кармана крошечную серебряную плашку.): это якутский бог охоты — Байанай.

— Помогает стрелять?

— Да пока что-то не очень…


Источник