23.05.2022

Кристина Резцова: «Зачем нагнетать? Тут и без этого такое творится…»

Кристина Резцова: «Зачем нагнетать? Тут и без этого такое творится...»

Говорить со спортсменами, которые на Олимпийских играх-2022 живут и соревнуются в горном кластере, довольно проблематично. 

Во-первых, тут очень холодно. Лишнюю минуту проводить на улице никакого желания. 

Во-вторых, ковид. Положительный тест— и спортсмен без Олимпиады. 

Риски крайне велики.

Поэтому с Кристиной Резцовой, первым номером нашей женской олимпийской сборной, мы решили созвониться. Так сейчас безопаснее.

— Новость о том, что вы пропустите тренировку, многих жутко напугала.

— Была такая новость? — удивилась Кристина. — Не видела. Что вообще за приколы? Кто сказал, что я не выхожу на тренировку, и зачем?

— Ссылка на источник в команде.

— Блин, ну отлично. А на самом деле — ужасно. Зачем нагнетать? Тут и без этого такое творится… Вот почти каждый при встрече говорит, что контактировал с кем-то, кого посадили на карантин: «Отойди от меня!»

— И как вы с этим живете? Просто сидите все время в номере и ни с кем стараетесь не видеться?

— Типа того. Хожу только в столовую и на тренировки. Стараюсь вообще ни с кем не общаться. Да я не одна такая. Тут все друг от друга шарахаются.

— На тренировках тоже дистанцируетесь?

— Ну, вот в зале каждый тренажер отделен от другого пленкой. Как столы в столовой. То есть ты попадаешь в отдельную кабинку. Только выходишь — ее дезинфицируют. Даже при этом все занимаются в масках, хоть это и отвратительно.

— Мы виделись в Рупольдинге, и там вы рассуждали о ковиде философски: «Будет так будет. Что сделаешь? Никто не застрахован». Сейчас, кажется, у вас появилось чувство опасности?

— Не то чтобы чувство опасности… Просто ставки начинают расти. И с каждым днем все сильнее. Постоянно видишь народ, который заболевает — и на этом Олимпиада для них заканчивается. Доходит до паранойи. Вот я уже маску меняю каждые пару часов. А в Европе неделю могла в одной ходить!

Сейчас ручки дверной касаюсь — сразу к дезинфектору. Понимаю, что даже это не дает гарантий, но, по крайней мере, надо сделать все от себя зависящее. Чтобы хотя бы к себе потом вопросов не было.

— Первая мысль, когда узнали, что у Леры Васнецовой положительный тест?

— Очень обидно за нее. Они мучительно долго пробивались сюда, уже это выбивало из равновесия. Но когда ты через все прорываешься, добираешься до Олимпийской деревни и уже перед стартом получаешь такие новости — это очень жестко.

И для всей команды это сразу удар. Когда такое случается с кем-то из персонала — тоже плохо, но не настолько. Вот доктора у нас изолировали. Справляемся. Всех можно заменить, но спортсмена — не получится.

— По поводу получения QR-кода, из-за которого Васнецова прилетела на два дня позже: заполнить анкету реально сложно?

— Я с первой попытки все сделала. Нам и доктор помогал, если что-то было непонятно. Там же все на английском.

— Как могло получиться, что часть команды справилась, а часть — нет?

— Мы заполняли все уже в автобусе. Кому-то один человек помогал, который уже заполнил, кому-то другой. И, как я поняла, на вопрос: «Болели ли вы когда-то ковидом?» девочки ответили положительно. Но при этом справок и обоснований у них нет. А система уже не давала им все переделать.

Кристина Резцова: «Зачем нагнетать? Тут и без этого такое творится...»

— Что по местной трассе можете сказать?

— Крутая! Очень крутая. Мне нравится. Рельеф сам по себе не тяжелый. Другое дело, что тут высота. Зато трасса всегда идеально укатана, все размечено. Еще есть такая особенность: ветер всегда дует тебе либо в спину, либо в лоб.

— Морозы сбивают с толку?

— В воскресенье под вечер было сильно холодно. Но я бы не сказала, что прямо критично. Мы сделали нормальную тренировку — 1,5-2 часа. Говорят, температура может упасть еще. Но пока лютого мороза, чтобы бежать было невозможно, не было.

ЧИТАТЬ ПОЛНОСТЬЮ


Источник