26.05.2022

Михаил Шашилов: «Пресса нас прессует, а нужна вера и поддержка»

Михаил Шашилов: «Пресса нас прессует, а нужна вера и поддержка»

Женская сборная России по биатлону за первые четыре этапа Кубка мира-2021/22 завоевала две награды: личная «бронза» Кристины Резцовой и эстафетное «серебро». 

Несмотря на это, в нашей стране, кажется, нет более критикуемого специалиста, чем старший тренер женской национальной команды Михаил Шашилов. 

Все из-за того, что двух лучших биатлонисток команды, Кристину Резцову и Ульяну Нигматуллину, к сезону готовил не он, а его давняя подопечная Светлана Миронова выступает гораздо ниже своих возможностей.

В эксклюзивном интервью Metaratings.ru Шашилов ответил всем хейтерам, а также рассказал о проблемах подготовки сборной, правильной мотивации и вере в российский биатлон.

«Главная цель тех, кто нас критикует, – подорвать доверие к тренеру»

– Судя по выступлениям в Хохфильцене и Анси, девчонки выглядят все увереннее. Когда сборная России поборется за более высокие позиции в финишном протоколе на этапах Кубка мира?

– Мне очень хочется верить, что у нас все будет хорошо, девчонки будут конкурентоспособны и уверенно ворвутся в «десятки», «в цветы» и на более высокие позиции.

– Ну глаза-то у них уже «горят»? Они поверили в свои силы после первых успехов: призовой эстафеты, заездов в «десятку», Кристины Резцовой на пьедестале?

– Как максималисту, хотелось бы, конечно, побольше огня! Да, у нас были удачные гонки в прошлом сезоне, когда наша команда выиграла эстафету в Антхольце, но у нас были неплохие результаты и в этом сезоне. Только пресса обычно забывает эти прорывы и помнит только неудачи. Пресса нас прессует.

– Где брать силы, чтобы выдерживать тот шквал критики, который наваливается на вас на протяжении уже второго сезона?

– Я-то ладно, мне не привыкать. Но ведь весь этот бред наверняка читают еще и спортсменки. И они больше переживают. Но я понимаю, что это как раз и главная цель тех, кто критикует, – подорвать доверие к тренеру. Я знаю всех этих людей. Только не понимаю, почему они забывают, что у каждого из них есть «свой скелет в шкафу». Причем у тех, кто кричит больше, и «скелетов» этих больше. А некоторые просто не понимают причинно-следственных связей происходящего.

– Что вам помогает держать эти удары? Железобетонная вера в свои методики, в спортсменок?

– Самое главное – это желание что-то поменять, попытаться возродить женский биатлон в нашей стране. Чтобы у нас была мощная команда, которая регулярно показывала зубы, чтобы они бились за результат как волчицы. Меня совсем не устраивает былая позиция некоторых: «Я не последняя в команде – и ладно!» Спросите любую молодую спортсменку, о чем она мечтает. Ответит: «Стать олимпийской чемпионкой!» Куда это желание потом пропадает и почему? Я считаю, что цель надо постоянно держать в голове и идти напролом. Работать и бороться. Иначе нельзя.

– Признайтесь, бывает же обидно: вы вкалываете почти круглосуточно, а кто-то критикует?

– Честно – я не читаю! Мне некогда. Я уже говорил, что в любой момент могу освободить это место тем, кто громче всех критикует. Только вот желающих тренировать женскую команду не было.

Я не думаю, что эти критики не понимают: финальный результат – это не только работа тренера. Работать тренером – это не только планы писать и на трассе стоять. Индустрия большого спорта и результат складывается из многих компонентов: это и работа самого спортсмена, и врача, и массажиста, и сервиса подготовки лыж, и оружия, и транспорта, и много чего еще. И все это под контролем тренера. Но если каждый из перечисленных специалистов не сделает свою работу, условно говоря, на 10 секунд качественнее, – вот они наши 40 секунд отставания на финише. Все складывается – получается победа.

«Большая часть спортсменок вникала в нюансы подготовки, а кто-то не понимал и даже не пытался этого сделать»

– Как проходит сбор в итальянском Антхольце, высота которого приближена к высоте предстоящей Олимпиады в Китае?

– Несколько дней на нынешнем сборе в Антхольце у спортсменок ушло на восстановление, начали немного скоростить, на 31 декабря запланировали международную новогоднюю контрольную гонку. Договорились провести совместный спринт с Уле-Эйнаром Бьорндаленом, Дашей Домрачевой и их китайской командой, с Павлом Ланцовым, тренером канадской сборной. Ориентировочно в 11.30. Устроим спортсменкам такой спортивный праздник.

– Вы всегда были довольны, как девушки проходили подготовительный период? На некоторых сборах, где мне довелось побывать и понаблюдать за работой, замечала, что одни, как Казакевич и Дербушева, стремились выполнить все и даже сделать больше, другие тренировались четко в рамках заданного, а некоторые хотели сделать поменьше.

– В подготовительном процессе всегда бывают нюансы, в этом и заключается индивидуальный подход. Это во-первых. Во-вторых, спортсмен должен понимать тренировочный процесс. Не слепо верить в написанный план, а понимать, что он делает и для чего. Нужно обсуждать с тренером план и понимать его. Тогда будет результат. Суть не в обновлении и переписывании методик, а в понимании их.

– Спортсменки, которых вы готовили к этому сезону, вникали в нюансы подготовки? Понимали, что они делают и для чего?

– Большая часть вникала, кто-то делал вид, что вникал. А кто-то не понимал и даже не пытался этого сделать.

– Имен называть, естественно, не будем?

– Естественно! Они и сами знают, о ком речь.

– Что происходило на этапах Кубка мира с Ларисой Куклиной? Вроде хорошо готовилась, выполняла нагрузку, на отборах была чуть ли не лидером, а на Кубке мира все развалилось.

– На мой взгляд, все на поверхности: ей надо было стрелять свой «ноль», тогда была бы в «двадцатке» и могла бы двигаться с командой дальше.

– Но, если судить по результатам на разгоне, наши все были не очень быстры, а также не отличались скорострельностью и точностью на стрельбе. С чем это было связано?

– Здесь много причин: и загрузка, которую мы не ослабляли, и давление ответственности, и недостаток соревновательной практики. «Понюхали пороху» и стали разгоняться. Я верю в девчонок. У них должно все получиться.

– Что говорили девчонкам, когда гонка не складывалась?

– Всегда стараемся помочь все осмыслить. Если получается – есть шанс исправиться. Больше всего расстраивает то, что надо по «горячим следам» перед телекамерами что-то говорить. Осмысление и анализ требуют тишины. 

Но больше всего удручает, что хорошие выступления быстро забываются и люди перестают радоваться удачам. Я не понимаю, почему на этапе во Франции болельщики поддерживали всех, и даже бегущих последними, а наши болельщики ругают и критикуют лучших в стране? Ребята, поддержите их! И они снова будут вас радовать. Вот это прежде всего хотелось бы изменить.

«Нужно, чтобы вся страна поверила в наших спортсменок. И тогда они тоже поверят в себя»

– Вы говорите про отсутствие соревновательной практики. Но ведь были контрольные и отборочные старты.

– Контрольные старты – это внутренняя тренировочная работа. Отборочные старты – тяжелая психологическая нагрузка. Хорошо, что нескольких спортсменок, Миронову и Нигматуллину, освободили от отборов,  и они смогли планомерно готовиться. А соревновательной практики, когда ты участвуешь в гонках, ее действительно не хватило.

Слава богу, что дали возможность показать себя Резцовой, хотя и с ней всяко могло получиться, могли не допустить до отборов и отправить на Кубок IBU. Теперь девчонки побегали на Кубке мира, уверовали в себя и свои силы, почувствовали вкус борьбы. И это тоже дорогого стоит. Уверенность в стрельбе, может быть, пока не закрепилась. Но эта уверенность придет. Я верю в это.

– Вам как тренеру и педагогу с кем легче работать: со своими свердловскими биатлонистками или с теми, кто пришел в сборную из других регионов?

– В сборной команде нет своих и чужих. Для меня они все свои, и ко всем у меня одинаковое отношение и одинаковые требование. Они для меня команда. Хотелось бы, чтобы и спортсменки понимали это и чувствовали себя командой. Но амбиции у меня высокие.

– Что нужно сделать, чтобы и в спортсменках эти амбиции проснулись, чтобы проснулась спортивная злость, чтобы «загорелись глаза»?

– Чтобы все в них поверили! Вся страна. И они тоже поверят в себя.

– Вы дружны с лыжным тренером Юрием Бородавко, общаетесь с бывшим тренером российской женской сборной, немцем Вольфгангом Пихлером. Ваши тренировочные методики схожи или кардинально различны?

– Да, мы сейчас в Италии встречались с Юрием Викторовичем. На самом деле, у того же Бородавко бывали проблемы со спортсменами, точнее, с их неверием или недоверием тренеру. Ему часто нелегко. И Пихлеру было нелегко. И всем, кто работал с российской командой. 

Методики методиками, но не они – главное. Тренерам надо дать возможность работать. А для достижения результата самое главное, чтобы спортсмен поверил тренеру и чтобы каждый научился жестче спрашивать лично с себя. 

Тогда индустрия спорта сработает как надо, и мы увидим финальный счет на табло, как говорил Валерий Николаевич Польховский.


Источник