01.02.2023

Наталья Непряева: «Мне плевать, любят меня норвежцы или нет»

Наталья Непряева: "Мне плевать, любят меня норвежцы или нет"

Лидер женской сборной России по лыжным гонкам Наталья Непряева в интервью РИА Новости рассказала о перенесенной болезни, отметила, чему нужно учиться у Терезы Йохауг и Александра Большунова, заявила об отсутствии конфликтов внутри команды и вспомнила, когда у нее был последний жесткий разговор с Еленой Вяльбе.


— Как вам в Лахти?

— Мне здесь нравится, Лахти — одно из самых любимых мест для выступлений. В частности, из-за того что я здесь первый раз поднялась на подиум в индивидуальной гонке, и для меня это все-таки добавляет любви к этому месту.

— Бесснежная погода не портит это впечатление?

— На самом деле, я сейчас приехала из дома, из Твери, и у нас абсолютно такая же погода. Солнышко, тепло, снега практически нет. На самом деле, я уже настолько привыкла к такой европейской погоде, что я буду в шоке, если меня отправить в условный Сыктывкар, где сильный мороз (смеется). Я настолько отвыкла от большого минуса, что мне будет очень сложно пробежать гонку в условиях настоящей русской зимы.

— В Твери вы лечились, восстанавливались после простуды?

— Да, а последние дни нахождения там начала тренироваться.

— Как сейчас ваше самочувствие? Вчерашний результат (шестое место в гонке на 10 км на этапе Кубка мира) говорит о том, что вы постепенно возвращаетесь в свои привычные кондиции.

— Вы знаете, да, уже все налаживается. Но на самом деле, я очень волновалась перед этой гонкой, потому что не знала, чего ожидать от себя, все-таки я очень тяжело перенесла эту болезнь как физически, так и морально Мне было очень тяжело, на протяжении всего «Скитура» я не могла смотреть женские гонки, потому что для меня это был колоссальный стресс. Ведь они там бегают, забирают мои позиции, скажем так, а я сижу на диване с каплями для носа и платком (смеется).

— Елена Валерьевна Вяльбе говорила, что надо было вас снимать со «Скитура» еще раньше. Идея остаться до последнего была вашей инициативой?

— Я не знаю, на что я рассчитывала и о чем я думала. Думаю, любой спортсмен меня поймет — ну как я могу сняться? Конечно, была какая-то надежда, что, может быть, проскочит, что смогу перетерпеть гонку-другую, и все пройдет. Но нет. Конечно, было ошибкой решение бежать «Скитур». На будущее мне это будет опытом (смеется).

— А как так случилось, что вы заболели?

— Я не знаю. Все мы люди, как говорится. Я думаю, меня немножко подкосила поездка в Москву для получения визы на «Скитур».

— Фактически так же заболел Сергей Устюгов.

— Ну да. Все-таки с пересадкой летели туда, два дня в Москве, где другой климат, нагрузка на иммунитет. Потом обратно… Это тяжело переносится, тем более, когда организм набирает форму, он вдвойне подвержен вирусам, болячкам.

— Сейчас с вами все в порядке? Никаких капель и платков?

— Все равно еще чувствуются остаточные явления, но, в принципе, нормально.

Нужно стремиться к работоспособности Йохауг

— Фактически полный пропуск «Скитура» вас подкосил в плане борьбы в Кубке мира.

— Изменил мои планы на сезон, будем говорить так.

— Каким образом они были скорректированы?

— Понятно, что соревновательный азарт у меня не пропал. Но если раньше я выигрывала больше ста очков у третьего места, то теперь мне сейчас до второго места более трехсот баллов. Это практически нереально отыграть, считаю, тут нужно быть реалистом. Поэтому надо держать те позиции, которые я имею на данный момент и, конечно, стремиться показывать свой максимальный результат, независимо от общего зачета.

— Сейчас догнать Йохауг уже ни у кого не получится, очевидно. Но гонки в этом сезоне показали, что с ней можно бороться. Это значит, что ее конкурентки с вами во главе догоняют ее, или Тереза начинает где-то сдавать?

— Не могу сказать за Терезу, могу сказать насчет себя. Я совершенствуюсь с каждым годом, я становлюсь сильнее с каждым годом. Надеюсь, я не остановлюсь на тех результатах, которые есть у меня сейчас, потому что я не совсем довольна ими, они меня немного не устраивают (смеется).

— Тогда в чем нужно конкретно дорабатывать?

— Во всех аспектах. Я не считаю, что у меня есть какой-то совершенный аспект. Какого бы уровня ни был спортсмен, всегда есть куда расти, всегда можно и нужно становиться лучше.

— А в чем сейчас Тереза сильнее всех?

— Не бывает совершенных машин. Главное преимущество Терезы — ее бешеная работоспособность, бешеная функциональность. Это то, к чему нам всем нужно стремиться.

У нас в команде нет ссор и интриг

— Этот сезон ознаменовался тем, что сразу несколько девочек ушли в декрет. Елена Валерьевна говорила, что в связи с этим в женской сборной есть вы, а за вами фактически никого. Тяжело ли бороться с таким давлением? Как вы справляетесь с бременем лидера сборной?

— Нет, оно не так тяжело, как кажется (смеется). С теми девочками, которые ушли в декрет, мы очень хорошие друзья, мы общаемся, и даже сейчас мы на связи. Они меня поддерживают, болеют за меня. Лыжные гонки ведь являются индивидуальным видом спорта, если не считать эстафет, и когда мы выходим на старт, они для меня такие же соперницы, как Тереза, как все норвежки, шведки и другие. Не скажу, что на гонках мне без них тяжело. Конечно, мне не хватает их где-то в быту, где-то они разряжали обстановку, где-то помогали снять напряжение. Но в гонках нет, в каждой гонке я сама за себя.

— Судя по общению, готовы ли они вернуться в следующем сезоне?

— Думаю, что они готовы тренироваться с новыми силами. Они любят свое дело и, конечно, жаждут вернуться. Конечно, тяжело возвращаться. Я не представляю себе, сколько сил нужно найти, чтобы фактически с нуля опять выйти на прежний уровень. И если у них это получится, то они будут просто моими кумирами (смеется).

— А как отношения с другими партнершами по команде?

— Я со всеми девочками в хороших отношениях.

— Мало ли — женский коллектив, конкуренция…

— Нет-нет, что вы. На самом деле, у нас очень дружный коллектив, у нас нет каких-то ссор и прочих интриг.

Большунов — абсолютно простой парень

Юрий Бородавко тренирует и вас и Александра Большунова, двух явных лидеров сборной России. Каков его секрет?

— Да нет никакого секрета. В общении у нас полное доверие тренеру, мы прислушиваемся друг к другу. Я уверена, что и у Александра то же самое.

— А по типу руководства Юрий Викторович какой? Демократичный или включает режим «жесткой руки»?

— Вы знаете, он четко понимает, когда со спортсменом нужно более лайтовое общение: когда нужен пряник, а когда — кнут. Он эту грань чувствует (смеется).

— Что можете сказать насчет Большунова образца этого сезона?

— Саша просто нереально крут. Это, наверное, тот человек, на которого я хочу равняться в плане результатов. Я вижу, как он тренируется, как он отдается своему делу. Все мы фанатики здесь, но то, как он это делает, это что-то нереальное. Это очень круто, когда в команде есть такой пример. Это дополнительная мотивация.

— А в общении Саша какой?

— Не буду вам рассказывать какой Александр, лучше у него спросить (смеется). Но я хочу сказать, что в быту и в общении он достаточно простой парень, без каких-либо закидонов, без короны на голове. Он абсолютно простой парень. Где-то он любит кого-то подколоть, подшутить.

— А вы часто кого-то подкалываете?

— Я тренируюсь в мужском коллективе и хочу сказать вам, что их очень тяжело подколоть. Сразу в ответ прилетит десять подколов, после чего думаешь: «Блин, зря я это начала». Они не дают над собой доминировать, сразу ставят меня на место (смеется).

Вяльбе не зря меня критиковала

— Следите за высказываниями норвежцев в свой адрес и адрес других наших лыжников?

— Не слежу, кого они любят, хвалят, серьезно (смеется). Мне наплевать, любят меня норвежцы или нет. Это последнее, о чем я думаю. Главное, что любят меня мои болельщики и в моей команде.

— Каким-то образом коммуникацию с иностранными коллегами строите?

— На самом деле, немного мешает языковой барьер. Я все стараюсь начать учить английский язык. Это просто сложно, потому что я очень неусидчивый человек. Но задача учить английский у меня есть, с каждым годом я понимаю, что это именно нужно, но пока все как-то… Думаешь, ну вот сейчас закончится очередной тур, начну. Ой, сейчас закончится следующий, и раз — заболела.

— Успели ли что-то сделать на посту главы Федерации лыжных гонок Тверской области?

— Пока я вся в разъездах и пока очень мало касалась каких-то вопросов, но тем не менее меня постоянно держат в курсе, советуются, они прислушиваются к моим советам. Я стараюсь помочь, но тяжело это все (смеется).

— Наверняка вам Елена Валерьевна дает менеджерские советы.

— Нет, пока нет. Но, конечно, я спросила бы у Елены Валерьевны совета, она должна мне помочь как руководитель (смеется).

— Часто с ней созваниваетесь?

— Конечно, она всегда поздравляет после удачных гонок. Слава богу, мне давно разбора полетов не устраивала (смеется).

— А когда последний раз, если не секрет? И что послужило причиной?

— Жесткий разговор у нас был, когда я у Маркуса (Крамера) тренировалась. Там была претензия к моим результатам. Сами понимаете, какие они были раньше. Трудно было не предъявить претензии. А последние три года такого нет, слава богу, все мирно.

— Значит, не зря критиковала?

— Не зря. Я рада, что сейчас в моей жизни была небольшая встряска, которая заставила меня немножко более серьезно посмотреть на свою работу и на то, чем я занимаюсь.


Источник