24.05.2022

Наталья Непряева: «В нашей команде есть один парень, на фоне которого все мои успехи так себе»

Наталья Непряева: «В нашей команде есть один парень, на фоне которого все мои успехи так себе»

Наталья Непряева за три месяца завоевала полный комплект олимпийских наград, победила в «Тур де Ски» и Кубке мира. Последний титул висел на волоске — решение Международной федерации лыжного спорта не допустить российских спортсменов к участию в заключительных стартах сезона могло позволить соперницам сместить Непряеву с первой строчки общего зачета. Опасения не оправдались — Непряева стала первой россиянкой с 2001 года, победившей в Кубке мира. О пути к успехам, о популярности, критике и мотивации она рассказала в интервью ТАСС.

— Новость о победе в Кубке мира сопровождала неразбериха с подсчетом очков на заключительном этапе сезона: никто не мог понять, сколько их остается в розыгрыше и случилась ли досрочная победа? Вам кто-то сразу разъяснил ситуацию?

— Никто ничего не говорил, все понимали, что мне будет тяжело воспринимать плохие новости. Я старалась обо всем этом не думать, но, если честно, не очень получалось. Слава богу, что все сложилось так, как есть. Считаю, это справедливо и заслуженно.

— Ваша мама сказала, что поверить в победу можно будет только после вручения хрустального глобуса.

— Просто мама очень сильно переживает. Я у нее постоянно спрашиваю, смотрела ли она мою гонку, на что она отвечает: «Нет, не смотрела, не могу смотреть». Зашибись.

— Что стало ключом к успеху в этом сезоне?

— Летом была проведена очень серьезная работа. Меня очень сильно замотивировал прошлый сезон, во время которого у меня многое не получалось, был перелом руки. Я разозлилась на себя, мотивация во время подготовки к сезону была очень большой.

— Неслучайно Елена Вяльбе перед сезоном говорила, что вам по силам обыграть Терезу Йохауг.

— Да, но, к сожалению, доказать это не удалось. Сейчас мой Instagram пестрит сообщениями о том, что она завершает карьеру. Что ж, будем бегать без нее, расклад сил на пьедестале теперь будет другим.

— Кто теперь будет основным конкурентом?

— Да все, у меня все конкуренты — основные.

— Какой момент был наиболее сложным по ходу сезона? Его начало, когда гонки не очень удавались, или болезнь перед самым началом «Тур де Ски»?

— Болезнь во время «Тур де Ски» меня вообще не выбила, наоборот, после нее я хотя бы бежать начала. Горло действительно болело, но на мою форму это никак не повлияло.

— Вы отмечали, что в болезненном состоянии было проще настраиваться на гонки, говорили себе: хорошо, побегу, а там будь что будет. И в итоге получилось отлично. Психологически теперь настраиваться на гонки стало проще?

— Да у меня изначально не было проблем с настроем на гонки. В сезоне я «перегорела» только один раз — перед классической гонкой на Олимпиаде, на нее я очень сильно настраивалась. В остальных же случаях я спокойно выхожу на старт: я четко знаю, что мне нужно сделать. Я уже не в том возрасте, чтобы испытывать мандраж. Есть концентрация, настрой, но чувства страха или неуверенности не испытываю.

— А как обстоят дела с публичностью? Ее боитесь?

— Нет, не боюсь, но я от нее не в восторге.

— Что напрягает? Если посмотреть на вашу подругу по команде Веронику Степанову, то она как раз в восторге от публичности.

— Да, в этом плане мы с Вероникой абсолютно разные люди, мы иначе относимся к своей популярности, словно две стороны одной монеты. Не знаю, чем это объяснить, просто я такой человек.

— Вы теперь олимпийская чемпионка, первая с 2001 года российская обладательница Кубка мира. Это не заставит изменить отношение к публичности?

— Меняться точно не хочу, меня все абсолютно устраивает. Единственное, я немного переживаю по поводу того, что могу кого-то обидеть, отказавшись, скажем, от совместной фотографии. Просто для меня приоритетом являются мои задачи: я понимаю, что не могу позволить себе мерзнуть на улице, раздавая автографы или интервью, если у меня еще впереди гонки.

— При этом вы сейчас являетесь лицом женских лыжных гонок в России, для многих вы — пример. Как найти баланс?

— Пытаюсь. Конечно, хочется всех порадовать, в особенности — детишек, которые ждут, что ты распишешься на номерах или медальках. Как им отказать? Но в то же время я чисто физически не могу стоять на улице несколько часов и раздавать автографы всем желающим.

— Заканчивая тему публичности, бросается в глаза, что успехи Александра Большунова затмевают выдающиеся достижения других российских лыжников.

— Действительно, есть один парень, на фоне которого все мои успехи так себе.

— Спокойно к этому относишься?

— Меня это вообще не задевает, наоборот, круто, что у нас в команде есть человек, на которого хочется равняться. Его пример мотивирует. Я еще не встречала людей, которые бы так ответственно подходили к своему делу.

— Большунов даже Александра Терентьева отучил есть печеньки. Вас не отучал? А то в прошлом приходилось слышать от Елены Вяльбе не очень приятные для девушки слова о проблемах с весом. Задевало это?

— Конечно, любую девочку такие слова будут задевать. Но мы все разные, поэтому сравнивать сложно, тем более что мне удается обыгрывать многих девочек с идеальными пропорциями. Я понимаю, какой вес мне необходим для успешного выступления, проблем в себе я не вижу.

Безусловно, ты всегда стремишься быть лучше, красивее и стройнее, вне зависимости от того, сколько ты весишь или как ты выглядишь, предела совершенству нет. Но в целом я не считаю, что во мне что-то не так. Просто всем есть над чем работать.

— Над чем работать вы планируете сейчас, когда российский спорт оказался в подвешенном состоянии?

— Мотивация не теряется, тем более что у тебя все получается, и ты видишь такую сильную поддержку со стороны болельщиков.

— Наших болельщиков. В Норвегии к вам отнеслись не очень хорошо местные любители спорта. Я так понял, что решение о недопуске российских лыжников к соревнованиям было принято в первую очередь из соображений безопасности.

— Да, к сожалению, там к нам были не очень дружелюбно настроены.

— И риски повышало то обстоятельство, что гонки проходили в городских условиях.

— Действительно, в Холменколлене ты бежишь по коридору из болельщиков, в Драммене тоже столпотворение.

— Со стороны лыжников из других сборных отношение сильно изменилось?

— В Лахти все еще было нормально, на финише девочки были приветливыми, ничего не изменилось. Единственное, после Тереза дала интервью, в котором заявила, что русских здесь быть не должно. «Ну, здрасьте!» — подумала я. Мы только вместе стояли с ней и улыбались друг другу, а тут на тебе такое. Было неприятненько, не думала, что она так скажет.

— Зато чемпион мира из Канады Девон Кершоу высказался в противоположном ключе.

— Да, мне очень приятно, что он меня поддержал. Очень много добрых слов приходит мне и в Instagram. Правда, есть и много негатива. Но к нему у меня уже выработался иммунитет. Если обиженный жизнью человек решил написать мне гадость, ну и бог с ним. На эти слова я смотрю с равнодушным лицом. За столько лет в спорте я уже научилась пропускать критику мимо ушей, если речь идет не о близких мне людях.

— Тем более что вы в этом сезоне совершили хет-трик: олимпийское золото, Кубок мира и «Тур де Ски». Кого благодарим?

— К этим успехам причастно очень много людей. Все лавры достаются спортсмену и отчасти его тренеру, но за этими результатами стоит огромная работа сервиса, который с утра до ночи готовит наши лыжи — а это половина результата. Хочу поблагодарить врачей, массажистов и всю нашу большую команду.


Источник