28.01.2023

Оправдательный разговор — Андрей Гербулов

Оправдательный разговор - Андрей Гербулов

«На стрельбище держу эмоции при себе. Считаю, если тренер спокоен, то и спортсмен спокоен. В работе меня вообще сложно вывести из себя».

Андрей Гербулов,
52 года, мужская сборная, тренер по стрелковой подготовке
В прошлом году у нас была незнакомая команда, молодые ребята, поэтому старались подтянуть все сразу. А в этом сезоне стало понятно, чего именно кому не хватает. Прежде всего, стабильности – функциональной и стрелковой. Скорость в стрельбе мы поймали, но для стабильного качества нужно 3-4 года.

Года три назад 30-35 секунд на один рубеж считалось суперскоростью, а теперь 20 никого не удивляют. Средний показатель в спринте – 45-50 с на две стрельбы. И есть еще небольшой резерв. Думаю, сейчас реально стрелять за 40-45 секунд, быстрее пока нет. Слишком рискованно. Спортсмен при интенсивной работе не может быстрее переварить информацию, получаемую от мишени. Чтобы обработать спусковой крючок, нужна хотя бы секунда.

В этом году был крен на функциональную подготовку, и на стрелковую зачастую времени не хватало. Хотя каждый в команде сделал примерно по 12 тысяч выстрелов. В начале межсезонья у нас был специальный стрелковый сбор, но надо еще в этом компоненте добавлять, включать больше стрельбы в тяжелые тренировки, стараясь моделировать соревновательную ситуацию.

Психологические методики стрелков для биатлона не подходят. Там статика, а у нас интенсивная работа, там тишина, а у нас крики под каждый выстрел, плюс ажиотаж вокруг команды. Говорят, сборной нужен психолог. А чем он поможет взрослому мужчине, бегающему на Кубке мира? Любой спортсмен в команде – это и есть психолог. Если он не справляется, ему здесь не место.

Мне нравится подход, который активно используют во французской команде. У них много спарринг-тренировок на высокой интенсивности. 2-3 спортсмена подходят к рубежу одновременно, создавая тем самым соревновательную ситуацию. У нас тоже есть похожая методика.

В эстафете в Антхольце в какой-то момент гонки нужно было сделать поправку на ветер. Шипулину эту информацию передали, но он поворачивать прицел не стал и промахнулся. И, между прочим, по сути поступил правильно. Спортсмен получает от нас данные на трассе, за 2-3 минуты до рубежа, но ситуация может измениться, а я уже ничего не могу сделать – на стрельбище зона молчания. Спортсмен должен учитывать тренерские подсказки, но думать и решать сам. Шипулин в этом смысле очень опытный спортсмен. В гонке преследования на чемпионате мира дважды поворачивал прицел, хорошо сориентировался по ветру и попал.

Сейчас в Ижевске делают конкурентоспособное оружие. Повысили кучность стрельбы, а спусковой механизм, затвор всегда были очень надежными. Но потеснить с рынка «Аншутц» будет непросто. Время упущено. Винтовка не служит 10-15 лет, через 2-3 года ее нужно менять. У многих биатлонистов, которые пользовались ижевским оружием, был момент выбора, но «Ижмаш» тогда ничего достойного предложить не мог. А сейчас сложно переубедить спортсмена – хоть российского, хоть иностранца – отказаться от немецкой винтовки, ведь ему придется серьезно перестраиваться. Там другая техника: вставка обоймы, перезарядка – все по-другому. К тому же у «Аншутц» очень хорошо отлажен сервис – по всем этапам Кубка мира ездит передвижной пункт техподдержки.

PROспорт


Источник