12.08.2022

Павел Ростовцев: «В разведку с Максимовым я точно не пойду»

Павел Ростовцев: «В разведку с Максимовым я точно не пойду»

Действующий глава СБР Виктор Майгуров и вице-президент Алексей Нуждов  договорились взять паузу с интервью до перевыборов, но разговоры вокруг прошедшей 23 июня конференции СБР продолжаются.

Главная перепалка – вокруг Максима Максимова. 

Он не только делегат от Ямало-Ненецкого Автономного округа, но действующий стрелковый тренер сборной.

Максимов работает в связке с Юрием Каминским, которому Нуждов – в случае успеха на выборах – публично обещал должность главного тренера. 

И Максимов на открытом голосовании поднял мандат за Нуждова, хотя Майгуров заранее получал сигнал от ЯНАО: мы будем за тебя. 

Это решение Максимова – трехкратного призера ЧМ – срезонировало среди бывших биатлонистов, в том числе других делегатов. Особенно возмущался трехкратный чемпион мира и экс-тренер сборной Павел Ростовцев, обвинивший делегата от ЯНАО в непорядочности.

Мы поговорили с обоими.

Павел Ростовцев: «В разведку с Максимовым я точно не пойду»

Действительно ли Максимова обязали голосовать за Майгурова? Все сложно, кто-то обманывает (или не до конца разобрался)

Сначала слово Максиму Максимову:

– Мне, честно, непонятны выпады в мою сторону. Все почему-то связывают мою позицию с моей работой со спортсменами, но этой какой-то бред.

– Почему бред? Людям кажется, что, выбирая Нуждова, вы голосуете за будущую работу в сборной.

– А разве сейчас у меня нет работы в сборной? Я занимаюсь любимым делом, у нас есть группа, мне нравится с ней работать. Точно так же, как с группой, которая была в прошлом году. Да, люди поменялись, но группа-то осталась.

– Вы не рискуете будущей работой с этой группой, голосуя против действующего руководства СБР?

– Я честно выразил нашу позицию, в чем тут проблема? Если руководство считает, что я плох как тренер, ничто не мешает меня уволить. Я абсолютно не хочу ни с кем воевать. Но люди, которые сейчас меня упрекают работой в сборной, не понимают, что в регионе работать гораздо комфортнее.

– Почему?

– В сборной на тебя смотрит вся страна, ты занимаешься лучшими спортсменами, борешься на международных стартах за страну. Понятно, что у тренеров в регионах свои сложности, я не говорю, что им прям легко. Но в сборной, когда ты работаешь уже с состоявшимися спортсменами, все гораздо сложнее. И задачи разные. Ну и, конечно, ответственность.

– Зато в сборной выгоднее работать финансово?

– Поверьте, это не так. В некоторых регионах зарплата у тренеров выше, чем в сборной. Я сейчас не жалуюсь, мне нравится моя работа.

Павел Ростовцев: «В разведку с Максимовым я точно не пойду»

– Давайте проговорим: президент федерации биатлона ЯНАО Алексей Заколюкин говорит, что отправлял вас на конференцию с наказом голосовать за Майгурова. Это правда?

– Президент мне сказал: мы доверяем твоему выбору. Все! После этого мы собрались коллегиально с остальными членами федерации и приняли решение. Это не мой личный выбор, мы его обсудили.

– На этой вашей встрече Заколюкин присутствовал?

– Нет. Я посоветовался с остальными. Мало ли что я там считаю, мне важно было получить представление о мнении членов федерации. Но даже предположить не мог, что в итоге возникнут такие проблемы.

– Чтобы их не было, логично голосование в августе сделать тайным?

– Да. Мне, на самом деле, очень жаль, что наше внутреннее дело, выборы, вылились в скандал.

Почему так рассердился Ростовцев и почему он так настаивает на открытых выборах?

Теперь позиция Павла Ростовцева:

– Я расстроился от того, что так получилось с голосованием. В случае с двумя-тремя-четырьмя голосами люди повели себя, с моей точки зрения, непорядочно. Один случай получил широкую огласку, и в том числе он не позволил завершить кампанию, перевел ее во второй раунд. Хотя была реальная возможность поставить точку 23 июня.

И мне кажется, второй раунд никому ничего хорошего не принесет. Впереди два месяца интриг, склок, нервотрепки – и все это время будет выделяться ресурс на подготовку и проведение новой конференции. Конечно, я расстроен.

Павел Ростовцев: «В разведку с Максимовым я точно не пойду»

– Майгуров тоже намекал, что его расстроила пара-тройка голосов – обещали одно, сделали другое. А как это вообще решается в регионах?

– Приведу пример по Красноярскому краю. Там избрали делегатом Ольгу Медведцеву, и решение региональной федерации было: поддержать действующего президента. Какие-то федерации принимали такие решения, какие-то не принимали, отдавая голос на откуп делегату.

Но конкретно в ЯНАО такое решение было – поддержать Майгурова. Может, юридически на бумагу оно не положено, но президент федерации это подтвердил, и я знал это до выборов. А потом делегат от ЯНАО повел себя таким образом – не то что предавая, а скорее, ни во что не ставя мнение общественной организации, интересы которой он представляет. Мне кажется, это непорядочно.

– Были и другие примеры?

– Не называя еще один регион. Там был подлог документа, и поехал другой делегат, фактически не имеющий отношения к региону. Региональная конференция там по факту произошла позже, чем поступили документы в СБР – то есть конференции, по сути, не было. Поехал не тот человек и проголосовал не так, как решили в регионе.

Сейчас нет смысла выяснять отношения или доказывать свою точку зрения – это приведет только к скандалам и интригам. Я не буду подкидывать дрова в этот огонь. Вспоминаю выражение из «Мастера и Маргариты»: «Как вы справляетесь с врагами? – Уничтожаю. – Каким образом? – Я о них не думаю».

Когда люди встречаются на дебатах, главная задача – не переубедить оппонента, а заявить свою позицию. Я свою позицию заявил, переубеждать оппонентов Майгурова не собираюсь. Я уважаю и принимаю их позицию, если она аргументированная – ради бога! Но когда общественная организация заявляет одно и делегирует на выборы представителя, чтобы он озвучил и сделал, а он принимает личное решение – этого я не понимаю. Это же не частная лавочка.

Скажу немного философски: сегодня нашему обществу нужны не технократы, не айтишники, не эффективные менеджеры – по моему мнению, нужны люди чести. Их остро не хватает, и конференция СБР это подтвердила.

Павел Ростовцев: «В разведку с Максимовым я точно не пойду»

– Ваши личные отношения с Максимовым теперь изменятся?

– Да нормальные отношения – и были, и через какое-то время будут, жизнь пойдет дальше. Я участвовал не в одной избирательной компании, имел оппонентов, выслушивал от них что-то незаслуженное. Но когда ты держишь лицо, когда тебе нечего стыдиться – все отношения нормализуются, переходят в рабочую плоскость.

Не надо забывать, что связка Каминский – Максимов работала хорошо, и результаты спортсменов – во многом их заслуга. Они должны работать – главное, чтобы побыстрее эта пена уселась. Но в разведку с Максимовым я точно не пойду. Человек, предавший один раз, обязательно предаст еще – при определенных условиях предаст именно тебя: мой жизненный опыт это показывает.

Достаточно того, что я разжег пожар. Сегодня хочу посодействовать тому, чтобы он начал затухать.

– На следующих выборах лучше использовать тайный формат голосования?

– Я абсолютно уверен, что нужно голосовать открыто. И то, и другое имеет право быть, но – мое мнение – при тайном голосовании повышается шанс влияния грязных технологий. Из 55 регионов-членов СБР вы назовете больше 15 тех, кто реально развивает биатлон? Думаю, нет.

Понятно, что статус общероссийской организации в том числе зависит от количества членов, но… Некоторые федерации не имеют должного масштаба развития, а некоторые, если откровенно, существуют только на бумаге. Вы думаете, их голос может дорого стоить? Уверен, что при тайном голосовании такие технологии будут только увеличивать свое влияние.

***

1. И таких сюрпризов с голосами, судя по недовольству кандидатов, хватало в обе стороны. Майгуров признался, что ему обидно за пару-тройку упущенных голосов: вроде как люди не сделали то, на что он рассчитывал. Видимо, Максимов в этом списке. Возможно, еще и Антон Шипулин, делегат от Свердловской области, который к удивлению значительной части зала тоже проголосовал за Нуждова.

Сам Нуждов недоволен открытым форматом голосования: условные «его» сторонники вынужденно подняли мандаты за Майгурова – с учетом возможного давления сверху. Говорят, за действующего президента выступали Минспорт, ОКР, подключалась даже Елена Вяльбе.

2. Майгуров, желавший открытых выборов «чтобы посмотреть друг другу в глаза», теперь в странной ситуации: ему руководить, зная, что минимум один значимый человек в команде – Максимов – предпочел бы видеть президентом не его. 

Павел Ростовцев: «В разведку с Максимовым я точно не пойду»

Какой выход? Не отреагировать – значит, с одной стороны, достойно поставить профессиональное выше обиды; с другой – проглотить такой жест снизу. А отреагировать увольнением или другим действием – значит, прослыть мстительным. При этом правильно ли оставлять в обойме человека, который не верит в тебя как в руководителя?

3. Максимову тоже не позавидуешь. У него непонятная ситуация с 1) Майгуровым, 2) собственной федерацией – ЯНАО, 3) бывшими коллегами – многие шокированы его выбором. 

Кажется, на конференции в августе ключевым станет голосование не за президента, а голосование за формат – открытый или тайный.


Источник