09.02.2023

Сергей Устюгов: «Последние несколько лет заставляю себя бегать, а это нехорошо»

Сергей Устюгов: «Последние несколько лет заставляю себя бегать, а это нехорошо»

Олимпийский чемпион Сергей Устюгов в большом и откровенном интервью обозревателю РИА Новости Спорт проанализировал старт сезона, оценил неожиданную победу на Кубке России, рассказал подробности пикировки с Александром Большуновым, а также признал: войну между Дмитрием Губерниевым и Еленой Вяльбе ему не закончить.

– Первый вопрос…

– Про мешки (смеется)?

– Нет, об этом позже. Ты буквально ворвался в розыгрыш Кубка России на этапе в Чусовом, чувствовался запредельный настрой. Какие вообще изначально ставил перед собой цели?

– Изначально – выйти и стартовать в спринте, попасть в тридцатку. Там, возможно, и за полуфинал побороться, и на этом было бы достаточно. Но как-то все пошло, поехало! Честно скажу: забрал четыре чехла лыж в Ханты-Мансийске еще, в Сыктывкаре их катал – классику и конек. Сюда мы приехали в обед, накануне гонки, зашли в сервисную, и ребята мне говорят: «Доставай лыжи на обкатку». Я говорю: «Не хочу. У меня задача – попасть в топ-30, и на этом все. Буду тренироваться здесь, смотреть, как народ бегает, чтобы как-то захотелось бегать самому». Достал две пары лыжи – классику и конек, вкаточные. В итоге на них и бежал все три гонки.

– То есть, по сути, на тренировочных лыжах.

– Да, вкаточных. От этого мне так и радостно, что, не доставая боевых пар, не тестируя лыжи, удалось показать такой неплохой результат. Заехать в мини-туре в десятку в такой конкуренции, занять шестое место. Но, как я уже говорил, моя цель – чемпионат России. Многие заметили, что в последние годы в конце сезона я не выступаю. По разным причинам. Потому что ты устаешь все время находиться на том же Кубке мира, надолго уезжаешь и сидишь в Европе. А сейчас ситуация немного другая, мне кажется, что и ребята не так мотивированы, бегая только по России. Как мне написала моя любимая жена после спринта: «Ну, как так-то? Они что, вообще не тренируются?!» Между собой пошутили (смеется).

– Но ведь и не было в Чусовом главного спринтера сезона, Савелия Коростелева.

– Да, Савелия не было, но слушай, выиграть у тех же Большунова и Терентьева, я считаю, это круто. Начать Кубок России с победной гонки – круто. На каждый забег я выходил и настраивал себя, что сейчас если кто-то будет «натягивать», то не буду идти за ними, буду идти своим темпом. А если уж дойдем вместе до финиша, то на финише попробую побороться. И как-то забег за забегом все шло, с ребятами из команды шутили: «Все, еду шестым и заканчиваю!»

– Получается, что еще и не на 100% выложился?

– Нет, выложился на 100%. Да, не поднял максимальный пульс, но поработать пришлось. Завел себя.

– Ты в комментариях после гонки делал акцент на то, что тренируешься в региональной команде. Но, честно говоря, по экипировке и т.д. не очень ощущается разница со сборной по качеству.

– По всем основным аспектам, конечно. И экипировка, и сервис – на уровне. Но опять же: высокогорные сборы, медперсонал, переезды, трансферы – сборная России в любом случае в этом плане лучше обеспечена. Есть нюансы. Я не работал в этом году с доктором, с Анастасией Владимировной Тихоновой, а у нее есть реально крутые аппараты.

– Эмоций в Чусовом вы с Александром Большуновым добавили всем!

– Зато как все взбодрились сразу! Расскажу. Когда я летом приехал в Малиновку, многие ребята говорили: «С пузом приехал». Ну, я правда был не в лучшей спортивной форме после тяжелого сезона, набрал вес. Подкалывали: «Мешок! Заплывший!» В том числе ребята из сборной. Я им сказал тогда: «Если я вас обыграю, то во всех СМИ буду кричать, что вы – мешки». И при первой возможности я их обыграл. Те, кто знали об этом, меня услышали. Но тут добавились еще и ребята, которые мне ничего не говорили, а тут отреагировали бурно. Ну, перевели все в шутку.

– Большунов в интервью нам сказал, что, мол, Серега пошутил, мы пошутили в ответ.

– Почему меня напрягает это немного, потому что он сказал, что было коллективным решением так ответить. Не особо хорошо. Суть в том, что кому мои слова были адресованы – они это знают. Но это точно было не Сане адресовано, но его реакция – это, конечно, да… (смеется).

– Как тебе шоу с мешками на церемонии награждения? Тебе же тоже подарили мешок?

– Саня приходит, а я с Маркусом (Крамером) разговариваю по телефону. И они что-то – хи-хи, ха-ха, на тебе мешок, надевай. Я в ответ: «Да не буду я надевать мешок, ты че, гонишь что ли?» Потом смотрю: все в мешках стоят, а мешки еще и подписаны. Смешно было!

– Но это же то шоу, которое как раз необходимо, учитывая отсутствие Кубка мира?

– Тема закрыта?

– Конечно. Кто-то обиделся, кто-то нет. Но я говорил, что будет так.

– Количество болельщиков удивило?

– Народу столько! Я здесь как-то выступал в отборе на «Тур де Ски». Тоже был мини-тур, я его выиграл, но так как был молодым, меня на «Тур де Ски» не взяли, поехал Артем Жмурко. Но тут всегда было много болельщиков. Но в этот раз… Скучаешь по такому. Чусовой пока переплюнул вообще всех. Реально круто. На спринте были живые коридоры, потом их запретили. Но я считаю, что зря. Надо пускать народ на трассу, это добавляет адреналина. Люди у нас адекватные, никто на стал бы выскакивать на трассу и тормозить лыжников. Типа давай сфотографируемся (смеется).

– По гонке преследования. Этот результат – максимум на данный момент?

– Выпало много снега, бежали во вторник по 5-километровому кругу. А я еще накануне не ходил на вторую часть дистанции, не знал, какие подъемы меня ждут там. А перед гонкой пришел – ё-моё!

– Чувствуешь, что к тебе есть особая народная любовь? Даже тренеры это замечают.

– Даже с ребятами рядом бежим, а болельщики кричат мне: «Серега, давай!» После преследования ко мне подходит один и говорит: «Серый, я тебя не уважаю». – «Что такое, что случилось? Вчера ты меня уважал, а сегодня нет?» – Отвечает: «Ты взял и все отдал, надо было бороться». Блин, ну представьте, что я планировал выступить в одной гонке. Я задачу до конца 2022 года уже выполнил.

– На выходе со стадиона по толпе людей, окружающей очередного лыжника, сразу понятно, что это Устюгов.

– Вышел с лыжами и с палками во вторник, с рюкзаком, а он тяжелый. Понимаю, что меня давят: «Стойте, у меня спина только прошла, не давите! Палки в сборной не выдают, дайте отнесу их хотя бы!» Только начинаю идти, а меня за рюкзак и обратно тянут.

– Шума вокруг лыжных гонок сейчас много. Кстати, а помнишь, с чего начались нападки Дмитрия Губерниева на лыжников и Елену Валерьевну Вяльбе?

– Нет, если честно.

– С нашего интервью 2018 года, записанного на сборе в австрийском Рамзау. С заголовком: «Сергей Устюгов: в биатлоне копаются даже в нижнем белье. Думаю, что в лыжах так не будет».

– Смотрю на все это со стороны. Дмитрий Губерниев – очень медийная личность. Значимый человек в нашей стране. Плюс, как говорится, черный пиар – тоже пиар. Профессия у него такая – затрагивать значимые проблемы. Выполняет свою работу. Я в эту кухню особо лезть не хочу. У всех свои тараканы. Комментирует биатлон – молодец, кто-то слушает его и читает – значит, это кому-то интересно. Не хочу никого обижать, а то потом: «Сережааа!» Не слежу, не смотрю, но если эту войну начали мы, то нам теперь ее точно не закончить (смеется).

– Возвращаясь к лету. В чем была главная причина?

– Уйти от Егора Владимировича (Сорина)? Ну, я его напрягал своим присутствием в команде. Все-таки это тренер, который создал вокруг себя команду, и я не вписывался просто в его режим. Начал понимать, что он хочет, чтобы я так плавненько перешел под его руководство. Меня это не устраивало. Но я ни о чем не жалею. Очень рад, что удалось провести летнюю подготовку, у нас хороший состав. Ребята молодые в команде, говорили мне: «Как ты будешь бегать зимой, ты ходишь пешком» (смеется). По России много друзей, со многими пересекаешься, поболтаешь.

А в (сборной) команде… Если взять Малиновку, ты в июне сам видел. Все приехали, у них только дорога вперед, все тренируются, пашут. А я знаю, что мне не надо бегать весь сезон и с первых стартов показывать результаты, как было раньше. Торопиться некуда. Я выполняю свою задачу перед регионом. На самом деле, не было желания ехать сюда, потому что последние дни не особо получалось тренироваться, после Сыктывкара. Приехала семья, мы с Леной остались без помощников, все время проводил с семьей. Потом приехал сюда и на свежачка прокатило (улыбается).

– Президент Федерации лыжных гонок Югры Евгений Дементьев теперь не отпустит тебя из спорта!

– Почему не отпустит? Женя если хочет, чтобы кто-то бегал, пусть сам встает на лыжи и бегает (смеется). Он мне тут сказал про четыре года еще. Жень, ау! Какие четыре года? Хочешь – возвращайся. А у меня годик, а там посмотрим. Надо искать работу и переключаться на другую жизнь. Все спортсмены говорят, что это сложно, но я готов. Мне говорят – лучше бегай, пока бегается. Но нет уже такого желания. Последние несколько лет себя заставляю уже, а это нехорошо.

– При этом за этот этап в Чусовом ты очень неплохо заработал на призовых.

– Призовые достаточно неплохие. Даже удивился. Стою, смотрю, и такой: «А что ж я раньше-то об этом не задумывался, можно было бы упереться в последней гонке!» Но при этом понимаю, что это пойдет мне в минус, потому что определенной базы нет, надо все взвешивать, иначе потом аукнется.

– В сборную России возвращаться собираешься?

– Зачем. Сейчас это, по сути, одно и то же. Единственное, что сервис сборной работает только на них. Мне лыжи готовил округ. Хотя ребята предлагали помочь с подготовкой лыж. Но мне для себя нужно почувствовать уверенность, что я сделал правильную работу и двигаюсь в правильном направлении. Это нужно для меня, для моей головы.

– То есть ни в чью группу в национальной команде не хочешь?

– В группу – точно нет. Я вообще последний месяц тренируюсь без плана, потому что не совсем получается выполнить его в полном объеме. Сегодня с Маркусом после гонки разговаривал. «Ты сумасшедший, – говорит мне. – На таком маленьком объеме неплохо сбегал». Посмеялись. Он спросил, когда я буду готов тренироваться по полной, я обозначил, что к чемпионату России. Начну серьезно готовиться в январе. Поеду в Сыктывкар, на этап Кубка. Потом будет чемпионат Росгвардии.

– Маркус будет помогать с планом?

– Да. Он сказал, что готов прямо сейчас. Я ему: «Маркус, подожди! С 1 января!» Всю летнюю подготовку он мне писал, раз в неделю, по итогам каждого цикла, мы с ним созванивались. Что-то уже не мог выполнять, травмы вылезали. Но я уже не расстраиваюсь, как раньше. Понимаю, что сезон – в России, можно выбирать, что, как и в каком объеме бегать.

– До Нового года какой план?

– Подписал бумагу, что приеду сюда, в Кирово-Чепецк и в Красногорск. Что касается того, какие именно гонки побегу – буду ориентироваться по состоянию. В Кирово-Чепецке точно побегу спринт. С Еленой Валерьевной (Вяльбе) разговаривали, надо приехать 20-го числа на Олимпийский бал. Хотел отказаться, потому что рассчитывал сбегать «тридцатку». Но Елена Валерьевна говорит: «Ты же никуда особо никогда не ездил, надо съездить».

– Постоянно говоришь о чемпионате России, а как же альтернативные чемпионату мира старты?

– Ну, пока как-то не возбуждают. Может, со временем придет это. Посмотрим, какие призовые будут. Но в этом году именно для себя я поставил другую цель.

– Кстати, национальный олимпийский комитет США выступил, вот, за участие россиян в Играх-2026. Хороший знак?

– Ребята скидывали, видел. Я не читаю и не смотрю. Дома-то был, телевизор включил, а там Кубок мира. Я такой: «О, ничего себе, Кубок мира!» Не смотрю, не слежу. Маленько перегорел я со всей этой ситуацией.

– Перегорел именно из-за отстранения?

– Надоели эти качели. Нас то туда, то сюда. Наша работа – тренироваться, бегать и показывать результат. Пусть лучше это так и останется. От нашего решения все равно ничего не зависит. Лишний раз радоваться, а потом опять огорчаться – не хочется.

– Иностранные журналисты часто просят интервью сейчас?

– Вообще, давно интервью никто не просил. Я рад тебя видеть, что ты приехал сюда на соревнования. Болельщикам будет доноситься какая-то информация. Думал, что интерес к лыжным гонкам проявится после Пхенчхана, когда ребята феерили там, но этого особо не было. После этой Олимпиады в Пекине тоже как-то все грустненько. Хотя, вот, ездил в Сыктывкар, выступал там, так, вот, около 750 детей в протоколах было. Это круто, детский уровень в российских лыжных гонках поддерживается. Я прямо воодушевился.

– Кстати, обратил внимание, что ты начал развивать свой телеграм-канал, взял администратора даже?

– Много народу пишет, много информации, а я не читаю и не слежу. Как тратить столько времени в телефоне, когда у тебя есть и другие обязанности? Я все-таки папа, мне надо общаться с семьей. Вызвался человек мне помочь.

– Как семья поживает, кстати?

– Отлично, я, вот, приезжал в Екатеринбург из Сыктывкара, провели дней пять вместе. Пожили обычной жизнью. Лена спрашивает: «Что будешь делать?» Я: «Сейчас дети уснут, пойду покатаюсь». Пошел дочь укладывать, сам отрубился. Дочь бегает на бодряке, играет. Открываю глаза, жена говорит: «Ну, ты поспал, Кира не спала» (смеется). А так все отлично. На следующий год, если закончу с лыжным спортом, думаю, куда идти, в какой город переезжать. Не знаю пока. Везде вроде поспрашивал, но однозначного ответа не получил, все говорят – бегай. А бегать уже не особо хочется. Ну, и тренироваться, столько времени проводить без семьи…


Источник