08.02.2023

Сергей Устюгов: «Теперь понимаю, что на Олимпиаде жизнь не заканчивается»

Сергей Устюгов: "Теперь понимаю, что на Олимпиаде жизнь не заканчивается"
Сергей Устюгов в интервью РИА Новости рассказал, насколько важен в современном лыжном спорте тредбан, какие выводы сделал после чемпионата мира, и даже объяснил, почему перестал считать олимпийскую победу главной целью.

— Сейчас у всех на слуху тредбан, который слишком восторженные и наивные болельщики считают некоей волшебной машиной, способной творить чудеса даже с самыми сильными и опытными лыжниками. На ваш взгляд, действительно ли жизненно необходимо для сборной это приобретение? Это действительно чудо-машина, которая способна приносить медали?

— Если ты хочешь расти как спортсмен, то конечно, полезно иметь такой тредбан. Но важно, что ты будешь привязан к тому месту, где он будет находиться, как к дому. Надо будет туда возвращаться. Было бы классно, если бы его поставили на какой-то крутой тренировочной базе. В Тюмени или Ханты-Мансийске. Если бы тредбан поставили, например, в Тюмени, и мы бы проходили на нем функциональное тестирование, наподобие того, что мы проходили в Оберхофе, то это было бы здорово.

— Но в общем и целом без него жить, тренироваться и побеждать можно?

— Можно, но если серьезно бороться за результат, то тредбан необходим. В Германии мы проходили тестирование на тредбане, там было много зеркал, всё снималось на камеру. После такого тестирования действительно можно какие-то важные выводы сделать. Так что для тренеров и спортсменов это классная вещь.

— Если отвлечься от результатов сезона, а сосредоточиться на том опыте, который он принес, то чем был полезен минувший сезон? В чем вы стали более сильным, более умелым?

— Я, наверное, перестал обращать внимание на всякие болячки. Это ведь в порядке вещей, с каждым спортсменом такое происходит. Я стал меньше по этому поводу нервничать.


— Но как можно перестать обращать внимание на болячки, если они сказываются на результатах?

— Не всегда же всё зависит от тебя самого. Например, в этом году был коронавирус, и он коснулся многих. Кто знал, что у меня будут такие серьезные последствия от этого заболевания? А потом случилась травма на контрольной тренировке, и можно сказать, что это была глупая травма. Ежегодно что-то происходит.

— То есть вы перестали придавать этому значение?

— Да. Если это случилось, значит, жизнь к чему-то готовит в будущем. Вот я и стал меньше нервничать.



— Часто ли вы вспоминаете Игры 2018 года, на которые вас не допустили, причем даже не объяснив причин?

— В этом году я Елену Валерьевну Вяльбе спрашивал, допустят ли меня на Игры в Пекине. Она ответила: «Не знаю, готовься». Но ведь, кроме Олимпийских игр, есть еще и Кубок мира, где можно себя проявить.


— Кстати, в этом году норвежцы пропустили большинство этапов Кубка мира, зато потом на чемпионате мира выиграли 10 из 12 золотых медалей. Как вы считаете, было бы полезно в следующем году последовать их примеру? Сосредоточиться на Олимпиаде, а всё остальное – бог с ним.

— Если брать точечные старты, то это, конечно, полезно. Но это не так интересно. Интересно соревноваться. Потому что тренируемся мы много, и даже в летний период надо обязательно стартовать, сравнивать себя с другими. Соревновательный опыт нужен. Сегодня я могу сказать, что соревновательная практика должна присутствовать всегда. Что в летний период, что в зимний. Да, норвежцы пропускали этапы Кубка мира, но соревновались у себя дома. А у них состав – ого-го! (улыбается)

— Говорят, что даже в самой скверной ситуации нужно искать светлое пятно. Вряд ли вы довольны чемпионатом мира. Но хоть чем-то вас порадовало выступление на чемпионате?

— Я радовался, что после болезни набрал форму и смог выступить в спринте. Можно сказать, на одной ноге заехал пятым (улыбается). Это было радостным событием. В начале сезона я думал, что пара медалей чемпионата мира – это реально. Но потом, когда появились некие проблемы, я понял, что само участие в чемпионате мира будет высшей точкой этого сезона. Я смог туда попасть, ничье место не занимал и выступил. И если бы не мое падение на контрольной тренировке, я мог принять участие в командном спринте. Но случилось так, как случилось. Повторю, жизнь готовит к чему-то более серьезному.

— А вот к чему? К Олимпийским играм? Или вы имеете в виду что-то другое?

— Не знаю. Конечно, хочется пару медалей с Олимпийских игр привезти. Но я бы и от медалей чемпионата мира не отказался! (смеется) И от Хрустальных глобусов тоже. Но на следующий год Олимпиада, буду готовиться к ней. Еще года два назад мне Елена Валерьевна написала: «Тебе надо готовиться точечно, ты не вытягиваешь весь сезон». Так что это нормально.

— К слову, об Олимпиаде. Три года прошло после того, как вас не пустили на Игры в Пхенчхане. Хоть какие-то переживания остались?

— Нет, переживаний нет. Просто олимпийское золото для меня теперь не так ценно, как успехи на чемпионате мира или в общем зачете Кубка мира.

— Вот как! А разве не является золотая олимпийская медаль абсолютная вершиной?

— Каждый ребенок, который приходит в спорт, мечтает стать олимпийским чемпионом. Я не был исключением, но меня не допустили, и как-то всё сошло на нет. Я теперь понимаю, что на Олимпийских играх жизнь не заканчивается. Есть и другие старты, где можно себя показывать.

— Уточню. Олимпийское золото не так важно, как общий зачет Кубка мира?

— Это только для меня.

— Что ж, спортсмены, которые так рассуждают, встречаются крайне редко. Можно ли сделать вывод, что вы человек, который живет сегодняшним днем?

— А как загадывать? Никто не знает, проснется он завтра или нет. И я этого не знаю. Как я могу строить планы на далекое будущее? Я строю планы, конечно, но не могу быть уверен в чем-либо на сто процентов.


Источник